vs_baronin (vs_baronin) wrote,
vs_baronin
vs_baronin

2012. Как я не стал автором «Русского репортера».

В очень непростом для меня во всех смыслах ноябре 2011 года я свел знакомство ни мало ни много с генеральным директором холдинга «Эксперт», получил от него в подарок бутылку виски на 4.5 литра – и, естественно, попросил о трудоустройстве. Долго ли, коротко ли, а в середине января уже 2012 года г-н гендиректор свёл меня с главным редактором журнала «Русский репортер» Виталием Лейбиным.

Прекрасно понимая, что мои дела с «Пурпурным Легионом» движутся к концу, я очень рассчитывал на работу в «Русском репортере». В результате получил от г-на главного редактора задание, которое он сформулировал так: «а напишите-ка нам материал на 20 000 знаков с пробелами о том, какую музыку на самом деле любят в России!»

Невзирая на все обстоятельства своей тогдашней жизни, я уже по дороге домой придумал заголовок статьи «Консервативная меломания», а саму статью я написал где то дня за два с половиной. И отправил результат г-ну главному редактору.

Ответа пришлось ждать долго: только под конец марта (!) я получил e-mail, который возвещал буквально: «мы так и не смогли придумать, что делать с вашей заметкой [20 000 знаков – это заметка???], и она не подходит нам по формату» (!!!)

А зачем тогда заказывали? О, Россия-мать десятых годов XXI века, где не то что уровень профессионализма, но и крепкое слово г-на генерального директора нисколько не помогают в трудоустройстве в печатное издание.

И многие еще спрашивают у меня: «А почему ты не печатаешься в крупных газетах?» До вот потому и не печатаюсь, что при наличии там таких гг. главных редакторов вход мне туда закрыт раз и навсегда.

Ну а вы тем временем читайте ошибочную с чьей-то точки зрения статью – и расскажите, пожалуйста, мне – что же там такого-то непрофессионального? Напомню, статья написана во второй половине января 2012 года.

••••••••••••••••••••

КОНСЕРВАТИВНАЯ МЕЛОМАНИЯ, ИЛИ ЛЮБИТЬ МУЗЫКУ ПО-РУССКИ

«В России говорят и пишут об одной музыке, слушают другую, а покупают – третью». Эта максима, изреченная еще в середине 90-х одним из завсегдатаев старого музыкального рынка у московского ДК им. Горбунова, легендарной «Горбушки», лучше многих тонн исписанной бумаги объясняет крайнее своеобразие отечественного рынка звуковых и видеоносителей или, как минимум, его легальной части. Но, серьезно говоря об этом во многом загадочном даже для современных СМИ рынке, необходимо разобраться в первую очередь с теми именами, которые именно что покупают, а никак не «просто слушают» – по радио или в интернете, и не скачивают бесплатно, и не обсуждают беспрерывно в родной прессе и на сетевых просторах. Ведь за два десятилетия существования в России – или хотя бы в крупных городах нашей страны – более-менее цивилизованного музыкального рынка никто и никогда толком не хотел выяснить, за каких же артистов отечественный потребитель голосует своим кровным рублем. Прикосновение к инсайдерской информации крупных розничных сетей, торгующих музыкальными аудио- и видеоносителями, открывает совершенно ошеломляющую картину – список наилучшим образом покупающихся в России артистов совпадает с именами самых популярных в России зарубежных гастролеров и почти не имеет никакого отношения как к репертуару музыкальных радиостанций и телеканалов, так и к кругу исполнителей, являющихся фаворитами хоть «продвинутой», хоть общенародной околомузыкальной прессы. Значение этого факта трудно переоценить: он свидетельствует не только о подлинных вкусах в меру состоятельных сограждан – за нелюбимую музыку деньги платить не будешь, но и позволяет сделать выводы об известной позитивной консервативности нашего общества. Или, по меньшей мере, той его части, что неравнодушна к действительно качественной музыке.

Справедливости ради нужно заметить, что первая и единственная попытка подобного анализа российского рынка легальных звуковых носителей была сделана еще в 1997 году – однако то ли в силу ёрнического тона статьи, появившейся той осенью в еженедельнике «МК-бульвар», то ли просто в силу места ее публикации, она прошла практически незамеченной. Для нас гораздо важнее другое: с известными поправками на «модели этого года», то есть самых популярных артистов текущего сезона, список фаворитов-1997 мало чем отличался от аналогичного списка на самый конец 2011 года. Почему же в России за 14 с лишним лет – почти пять эпох в популярной музыке! – вкусы покупающей публики так и остались неизменными? Для этого нам следует вернуться как в начало 90-х, так и в более отдаленные времена…

Скажем прямо: своеобразие современного российского рынка музыкальных носителей является следствием той не сказать чтобы всенародной, но куда как более широкой, нежели сейчас, тяги слушателей к зарубежной поп- и рок-музыке родом еще из конца 60-х. Этот полуподпольный слушательский бум захватил все 70-е и большую часть 80-х – и было бы странно предполагать, что целые поколения, слушавшие подобный материал, в начале 90-х будут согласно западным моделям потребления массового песенного продукта менять свои пристрастия самое редкое раз в три года. И, как легко догадаться, подобным поклонникам «правильной», с их точки зрения, зарубежной музыки, в самом начале 90-х было минимум 20 лет – следовательно, к моменту наступления зрелости российского рынка музыкальных носителей они гарантированно вышли за возрастной интервал 11–21 года, к которому во всем мире (за частичным исключением США и Японии) и принадлежат лица, агрессивно покупающие музыку на носителях любых типов. К тому же в России у столь молодой категории населения никогда и не водилось лишних денег на покупку не то что компакт-дисков и винила, а и заводских компакт-кассет. Именно относительно высокий возраст покупающей музыку отечественной аудитории и предопределил смещение реальных розничных продаж легальных аудиовидеоноситлей в сторону той музыки, что в начала XXI века получила во всем мире устоявшееся уже название «классический рок». Как бы и кому не было обидно, но стародавняя любовь платежеспособной части российского общества к подобной музыке 60-х – 80-х взяла свое.

И вот закономерный результат: отечественный рынок записанной музыки чрезвычайно консервативен и живет в немалой степени бэк-каталогами артистов, то есть их записями былых лет. Достаточно поглядеть на первую пятерку самых продаваемых в середине-конце 2000-х в сетях «Пурпурный Легион» и «Союз» зарубежных артистов на фирменных носителях: а это, в порядке убывания популярности, Pink Floyd, Queen, Depeche Mode, Deep Purple и The Beatles. Собственно говоря, такие же списки продаж могли бы быть реальностью и 20, и 25 лет тому назад при наличии тогда более-менее цивилизованного рынка звуковых носителей. Обратите внимание – все пять имен до последнего момента издавались фирмой EMI, а именно представительство EMI в России, компания Gala Records, отличается очень толковой работой с бэк-каталогами. Ведь вряд ли кто-то будет отрицать, что продажи звуковых носителей в России очень сильно зависят от расторопности и дисциплинированности поставщика. Хрестоматийный пример – альбомы более чем прилично продающегося у нас в настоящее время патриарха итало-попа Адриано Челентано до середины «нулевых» были в России чуть ли не коллекционными редкостями: просто об их закупках никто не заботился… И в силу привязки продаж к вечно осторожной позиции поставщиков, да и розничных сетей – им всегда лучше заказать товара с недостатком, нежели с избытком – очень трудно сформировать список даже десяти самых продаваемых зарубежных артистов. Заведомо можно сказать, что в подобный Топ-10 попадает ABBA (по разряду «вечных ценностей»), но вот по поводу вполне респектабельных и реально популярных в России Dire Straits, A-Ha и Шадэ такой уверенности уже нет.

А как же те артисты, что вечно выполняют в наших СМИ функции остромодных персонажей и «моделей этого года»? Да, и на них спрос достаточен, только своеобразен для нашей реальности, хотя вполне привычен для западной модели музыкальной торговли: в отличие от вышеупомянутых «больших имен» они хорошо продаются лишь в период, последующий за выходом их новейшей работы. Именно так формируется циклический спрос на толковые группы брит-поповой стилистики (объективно хорошо продающиеся The Muse и Coldplay), стадионный рок U2 и Red Hot Chili Peppers, разностилевую электронику – от клубной танцевалки до эмбиентных звуковых пейзажей и мощных поп-героев калибра Джорджа Майкла, Леди Гаги и Мадонны. По поводу продаж носителей с записями Мадонны нужно отметить, что она, наряду с Depeche Mode – тот редкий для России артист, чьи записи хорошо продаются в формате не только альбомов, но и CD-синглов.

Интересно, что среди артистов, продающихся подобными циклами, вполне хватает и устоявшихся рок-ветеранов – так, каждое очередное улучшенное переиздание альбомов легендарных The Doors сопровождается ростом их продаж не только в новом облике, с бонус-треками и бонус-дисками, но и в канонических CD-переизданиях. Аналогичная история – с изданием архивных концертных записей Led Zeppelin (не самого лучшего по продажам «рок-динозавра») как на CD, так и на DVD. А вот с конкретными российскими концертами и даже турами отдельных артистов, пусть и сверхпопулярных, количественные показатели продаж связаны плоховато: за последнее десятилетие можно вспомнить всплески покупательского интереса к записям соответствующих артистов лишь в моменты приезда к нам Джорджа Майкла и Metallica. Зато некоторые новые артисты становятся популярными у нас ровно как в былые времена – только со слов ценителей и редких-редких публикаций не пойми где: именно это произошло в последнее десятилетие с новой королевой американского поп-джаза Дайаной Кролл и одним из лучших условно молодых блюзменов планеты Джо Бонамассой. Спрос на их записи стабилен и неожиданно высок, хотя оба артиста не удостоились ни единой публикации в отечественной мэйнстримовой прессе и ни единого радио- и телеэфира.

При этом отечественный меломан, как ни странно, не очень отслеживает нюансы дизайна отдельных переизданий: вспоминается, как в 2003 году сеть «Пурпурный Легион» с небывалым успехом более полугода торговала японскими переизданиями всех альбомов Queen «под винил» – только подноси! И это при том, что сам формат CD «под винил», равно как и диджипэк, вызывает нарекания у массы коллекционеров. Ничего – похоже, что для благодарного отечественного покупателя хорошей (лично для него) музыки мало не бывает. Главное, чтобы носитель можно было подержать в руках: состоятельный российский меломан – зачастую выходец из тех уже фантастических времен бегания с контрабандным винилом по подмосковным и иным лесам и долам… Отсюда, кстати, и заочное разочарование в интернет-торговле музыкальными носителями: автор по собственному опыту знает, сколь велико недоверие нашей слушающей публике не то что к отечественным интернет-магазинам и аукционам, но даже и надежным в мировом масштабе Amazon и eBay…

Главное – совершенно необходимо отметить, что плохая продажа фирменных аудиовидеоносителей в России или, как минимум, в Москве, есть миф, непонятно с какой целью культивирующийся отечественным журналистским корпусом на протяжении всех двух последних десятилетий. Несмотря на несмолкавшие уверения прессы в том, что «компакт-диск и DVD являются предметами роскоши», ежедневные продажи в центральном московском магазине сети «Пурпурный Легион» в 2002-2007 гг. равнялись примерно 400 CD и музыкальных DVD (рекорд – около 930), и даже такой специфический магазин с очень высокими ценами и особым репертуаром, как «Трансильвания», тогда же продавал в день не менее 100 носителей. А продажи в крупных магазинах сети «Союз» составляли в середине 2000-х никак не менее 300 только фирменных носителей в день. Закономерность простая – чем шире ассортимент, тем лучше спрос.

Вывод напрашивается тот же, что и в упомянутой статье 1997 года: по структуре распределения спроса на аудио- и видеоносители мы никакие не отсталые от прочего мира, просто мы – немного другие. Справедливым будет сравнить отечественного меломана при деньгах с его японским собратом – в Стране восходящего Солнца наблюдается ровно тот же стабильный интерес покупателей к записям классического рока, вплоть до того, что в эпоху царстовования гранжа и альтернативного рока в 90-е рынок рок-классики выжил благодаря немалым усилиям японских фирм грамзаписи. А японские представительства фирм-мэйджоров до сих пор делают переиздания больших имен классики рока и поп-музыки в среднем раз в два года, выгодно отличаясь в этом от своих головных подразделений.

Говоря о записях зарубежных исполнителей, невозможно не упомянуть отдельные нюансы поразившего нас вслед за всем миром винилового бума – неожиданно вспыхнувшего интереса не только коллекционеров, но и более-менее широкой публики к старомодному LP-формату. Однако интересно, что никакого бума в нормальном коммерческом смысле этого слова нет – суммарные продажи новых виниловых грампластинок едва-едва дотягивают у нас до 20% продаж CD. На самом деле покупатель жаждет «настоящего», винтажного винила – но кто ж будет учитывать вторичный рынок, пусть у отдельных продавцов на московских ярмарках винила и продается под 500 LP в день? Кстати, даже в Америке виниловый бум весьма условен: за прошлый год там было продано 3.6 млн пластинок при внушительном росте 25.5% за год – но что эти цифры значат на фоне более 1.5 млрд суммарных физических и цифровых продаж? Причем львиная доля продающегося там «новодельного» винила вот уже второй год подряд – пластинки The Beatles.

Но если записи зарубежных исполнителей на отечественном рынке представлены вполне прилично, и стремление купить тот или иной альбом ограничивается зачастую только ассортиментом центральных складов, с лицензионными CD и DVD иностранных артистов отечественного производства и уж тем более отечественных артистов складывается катастрофическая ситуация: воистину, чего не хватишься – ничего нет. Но и издателей можно понять – им не нужен забитый нераспроданной продукцией склад, и зачастую тиражная история подобного носителя ограничивается «пробным прессом» в 1 000 или 2 000 экземпляров. Тем более невозможно предугадать судьбу каждого отдельного релиза в условиях отсутствия его нормальной рекламы и обратной связи с покупателем. Результаты – налицо: за пределами общеизвестной «общенародной» серии «Grand Collection» никаких архивных записей отечественной поп- и рок-музыки вроде бы и не существует. Да и вспомните сами – когда вы в последний раз видели в продаже не сборные, а регулярные альбомы таких популярных имен, как «Секрет» или Владимир Кузьмин с работами 80-х и 90-х годов? Не удивляйтесь – это и было в середине 90-х, и печальные комментарии, особенно после знакомства с ценами на таковые CD на, скажем, интернет-аукционе «Молоток.ру», здесь излишни. И даже в рамках отдельного года невозможно определить самого коммерчески успешного отечественного исполнителя: из-за постоянной малости тиражей уместнее говорить об «артисте двух-трех месяцев». И вот тут мы подходим к не самой приятной проблеме составления отечественных музыкальных чартов, то есть объективных, по идее, списков продаж…

Читатель, конечно, вправе задать удивленный вопрос: «Отчего же имена иностранных артистов, приведенных выше, столь капитально разнятся с теми, которые мы привыкли наблюдать в официальных чартах музыкальных продаж, размещаемых в бумажных и сетевых СМИ? И где отечественные артисты?» Во-первых, в великой отечественной традиции – большинство этих чартов не без лукавства то ли в пользу отдельных издателей, то ли вообще вкусов лица, таковые чарты составлявших или редактировавших. Второе, и самое главное – подавляющее большинство, если не почти 100%, публикуемых отечественных чартов продаж аудио- и видеопродукции являются не розничными, но оптовыми – неважно, исходящими от издателей или от посредников-поставщиков. А ведь в отличие от России в большом мире шоу-бизнеса учитывался и учитывается каждый носитель, продаваемый в магазине – при этом неважно, ведется ли подсчет при помощи системы, аналогичной американской Nielsen Soundscan, или при помощи заполняемых хозяином магазина или лавки рапортичек, отсылаемых потом в местное агенство по авторским правам. В отечественной же реальности в чартах продаж учитываются носители, отгруженные с оптового склада всем продавцам, чаще всего вновь оптовым. Так, якобы гигантские, но опять же конкретно неназываемые продажи новейшего CD певицы Ёлки на деле означают, что этот альбом просто в достаточном количестве поступил к продавцам. Количество альбомов, купленных конкретными покупателями, никого и не интересует, как и дальнейшая судьба вложений оптовика, приобретшего эти альбомы: ведь сейчас они имеют шанс очень, очень быстро уцениться до 29–49 рублей, а то и до девяти (!) рублей – цены пустой коробки для CD…

Почему же альбомы отечественных и зарубежных артистов невеликих художественных достоинств и, соответственно, с коротким сроком коммерческой жизни все же оказываются в немалых количествах в магазинах? Во-первых, нет в мире людей, абсолютно устойчивых к хайпингу, то есть ничем не мотивированной рекламной раскрутке того или иного артиста – а уж в России их и подавно предостаточно. Затем, продавец вечно надеется, что «на этот раз сработает», хотя «не срабатывает» как минимум с начала 1998 года. Вдобавок ко всему – извечный вопрос кадров, который бывший директор по рекламе сети музыкальных магазинов «Пурпурный Легион» Александр Лоевский описывает следующим образом:

«Менеджеры по торговле музыкальными носителями на местах в основном ленивы и нелюбопытны. Более того, 90% этих людей абсолютно не обладают необходимыми знаниями – как маркетинговыми, так и самого предмета торговли. Большая часть таких менеджеров и их руководителей – люди с психологией 90-х, тех времен, когда в России можно было продать все, что угодно; главным было лишь привезти товар».

Здесь же необходимо вкратце упомянуть и факт, касающийся нашей темы лишь боком – действительно массовый потребитель массовой музыки в России вовсе не нуждается в приобретении ее на физических носителях, да зачастую и даже в скачках из интернета. Его невеликие потребности вполне удовлетворяются отечественным музыкальным FM-радиовещанием и музыкальным же телевидением, причем не надо полагать, что такая ситуация – продукт новейших времен. Строго говоря, даже в начале 80-х многие вполне приличные альбомы местных артистов, выпущенные серьезными тиражами, через месяц-два после издания уже пылились в газетных ларьках от Бреста до Владивостока – достаточно вспомнить незавидную коммерческую судьбу второго альбома рижан «Зодиак» «Музыка во Вселенной» еще в 1983 году.

Куда более объективную картину текущего момента во вполне цивилизованном духе за пределами меломанских кругов населения по идее должны дать продажи платных цифровых аудиозагрузок, особенно за пределами Москвы – увы, и здесь не все просто. Для начала, почти 100% таковых загрузок в отечественных условиях – это загрузки именно и только для мобильных телефонов, однако главная сложность заключается в очень плохой организованности нашего рынка платных аудиозагрузок. Даже президент компании «М2БА» Илья Груздев, являющейся одним из важных игроков на этом рынке, с печалью признает следующее:

«Успех продаж зависит лишь от того, насколько хорош твой официальный каталог – не у всех же есть возможность приобрести права на цифровую продажу хитов Леди Гаги или Веры Брежневой. Плюс, конечно, сомнительная легальность загрузок у некоторых продавцов… Одно можно сказать точно – на продажи загрузок очень сильно влияет ежедневный радио- и телеэфир: соотношение продаж отечественной поп-музыки и шансона и отечественного же рока – примерно 10:1. Конечно же, больше всего грузят за деньги именно текущих хитов».

Вот таков он, отечественный музыкальный рынок, консервативный по сути – между Pink Floyd и Верой Брежневой. Местами странный, местами не без изрядных недостатков и перекосов – но не будем забывать, что ему всего-то 20 лет от роду. Зато консервативность нашего покупателя музыки идет либо от осознания либо собственной избранности, быть может и в среде друзей-меломанов, либо, напротив – от невеликих музыкальных запросов на каждый день. И возможно ли сказать, что на этих обоих полюсах мы так уж сильно отличаемся и от самих себя двадцатилетней давности, и от остального мира?

Словарик меломана и аудиоколлекционера

CD в стекле – компакт-диск во всем известной пластиковой жесткой коробке.

Диджипэк (Digipak) – компакт-диск в картонной упаковке с наклеенным пластиковым держателем для диска, иногда с вкладным или приклеенным к обложке буклетом. В таком формате могут существовать и DVD-диски.

CD «под винил» – компакт-диск в картонной миниатюрной упаковке, воспроизводящей внешний конверт грампластинки с оформлением. Подобные издания зачастую комплектуются миниатюрным пакетом для диска и вкладкой и текстами песен и иллюстрациями, если таковая наличествовала в исходном издании грампластинки.

CD-сингл— компакт-диск с малым числом композиций (как правило, от двух до четырех), применявшиеся для раскрутки основных хитов с текущего альбома исполнителя. Ныне практически не выпускаются ввиду перехода данного формата в формат цифровой интернет-загрузки.

Бонус-треки – дополнительные композиции, дописанные на переизданном носителе к изначальной песенной программе отдельного альбома.

Бонус-диски – дополнительные CD- или DVD-диски, прикладываемые к некоторым переизданиям альбомов.
Tags: Архив, мемуаразм, с квачом наперевес
Subscribe

Posts from This Journal “мемуаразм” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments