?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

«Почему я не фанат?»

На дворе стоял февраль 1977 года, когда я заинтересовался рок-музыкой по-настоящему. Почему именно тогда? Очень просто: услышал у одноклассника на магнитофоне «Маяк-206» действительно качественную запись альбома Deep Purple «Machine Head».

Нельзя сказать, что до этого момента я был совершенно не знаком с западной рок-музыкой. Безусловно, я слышал магнитофонные записи как минимум The Bealtles, The Rolling Stones и The Sweet, однако никакого впечатления они на меня не производили именно ввиду крайней плохости записи, точнее уже бог весть какой перезаписи. Миньоны с известно какими песнями The Bealtles, Deep Purple и кого-там-еще дома водились, но тоже не удовлетворяли: песен мало! А для кого в 14 лет песен бывает много? Ну и родители относились к новоявленному хобби неодобрительно, да я и сам с ними на эти темы не пытался даже заговаривать. Кстати, заодно оцените размах и давление государственной агитации и пропаганды: до начала 4-го класса (дату точно не помню), я на полном серьезе полагал, что слово «битлс» – это такое английское ругательство в русской транскрипции! Я серьезно.

Что касается местных ВИА-умельцев, то я их не переваривал лет эдак с 6 или 7. С самого раннего детства мне было, представьте себе, стыдно слушать, как и что они поют. 40 с лишним лет спустя эти эмоции остались неизменными… Так что моими «русскими альбомами» той эпохи для меня были «Как прекрасен этот мир» и «По волне моей памяти» Давида Тухманова.

Так вот, для меня критерием качественной западной рок-музыки с самого начала было качественное звучание и должное количество песен. И с июня 1978 года я и сам стал добывать в компании своих друзей и приятелей фирменные и югославские пластинки, первым был «Wonderworld» Uriah Heep. Активничал, как мог – и до момента окончания школы через мои руки прошло 58 LP разной степени фирменности (в том числе польских, югославских и индийских) и два 7” сингла, оба польских.

Невзирая на всю свою активность на поприще обмена грампластинками я, тем не менее, относился к этому своему хобби вовсе не фанатично – зато, так сказать, информативно-эрудированно. Мне не было свойственно часами слушать свои любимые магнитофонные записи, или, того круче, шататься с орущим магнитофоном по улице (да и кассетника у меня никогда не было) – я уже тогда относился к этому как к аудиогурманству, благо первые стереонаушники появились у меня уже поздней осенью 1977 годы. Фирменные пластинки покупать? На это, понимаете ли, средств не было, учитывая тогдашние цены черного рынка.

Но причины фанатеть я не видел вовсе не поэтому…

Будучи довольно трезвомыслящим молодым человеком, к тому же при критически настроенных к советской власти родителях – сами слушали «голоса» и мне не запрещали! – я понимал, что те музыканты, которых я слушаю посредством катушечного магнитофона, никогда и ни при каких обстоятельствах сюда с концертами не приедут. Я рассматривал фанатение окружающих от рок-музыки как своего рода заклинания, направленные на то, чтобы наши кумиры приехали и выступили в СССР – но, простите, это же невозможно! Представить себе в 1980 году, что четверть века спустя я буду лично делать интервью с Кеном Хенсли или Яном Гилланом, я, естественно, не мог. Очень интересно было бы посмотреть на меня в 17 лет, если бы какой-то предсказатель поведал бы мне об этом. И что бы я ему сказал?

Кроме того, не сочтите за нескромность, я уже тогда понимал, что западная рок-музыка представляет из себя явление более широкое, чем джентльменский и оставшийся до сих пор для многих неизменным набор «хип – дип». Причина проста: начиная с 8 класса я слушал по «Голосу Америки» еженедельную программу Тамары Домбровской «Концерт популярной музыки-2» и, невзирая на понятно какое качество глушимой радиотрансляции, я уже тогда знал, что есть не менее замечательные коллективы, чьи пластинки просто не доходят до СССР: Journey, Foreigner, Kiss, Heart…

Так что вывод ясен – какой смысл фанатеть и желать несбыточного, если приезд Uriah Heep или Yes в СССР был абсолютно невозможен? Я и не желал, слушал записи и тихонько радовался тому, что есть. Яростные аргументы в пользу западной рок-музыки как-то проходили мимо меня, не очень я любил общаться на эту тему и на пластиночных толкучках: информации-то всё равно ни у кого никакой не было – разве что с тех же «голосов» или из чешского журнала «Melodie», всё едино очень редкого. И, плюс ко всему, в институте, где я учился, все эти рок-восторги и обмен пластинками никак не могли вызывать общественного и начальственного одобрения, что слегка и вылезло боком на 4 курсе – не взяли в реферативную группу по английскому языку, на что, правда, я не очень-то и рассчитывал.

Как ни странно, арбитром ко всему вышеизложенному можно пригласить бас-гитариста Deep Purple Роджера Гловера. Когда в апреле 2000 года я делал с ним телефонное интервью, то задал вполне естественный вопрос: были ли музыканты Deep Purple в курсе о собственной сверхпопулярности в СССР в 70-е годы? Да, подтвердил Роджер, группа получала вполне достаточно фэнской почты из СССР во времена железного занавеса. Однако Роджер заметил и следующее:

– Я очень ценю отношение русских поклонников Deep Purple к нашей группы, но я одновременно не понимаю, как можно быть поклонником коллектива, если ты никогда не был на нашем концерте, а только слушал пластинки? Вот смотри – я сам битломан, но ведь я на концертах The Beatles бывал неоднократно, а не просто слушал их записи!

Конечно, я, в отличие от Роджера, прекрасно понимаю, как можно быть поклонником группы «по пластинкам» – однако чрезмерный фанатизм по отношению к любимым (и не очень) группам и артистам мне всегда просто претил. А уж если вспомнить, в кого и во что превратилась масса этих самых рок-фанатов из числа ровесников в наши дни… Не будем о грустном, но я всегда, даже в 15 лет считал, что фанатение – оно как минимум непродуктивно. Повторюсь: какой смысл фанатеть от творчества тех, кого ты в своей жизни не сможешь увидеть и услышать даже в теории, не говоря уж о практике, имевшей место до 1987 года?

Posts from This Journal by “мемуаразм” Tag

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
d_shpiller
Mar. 29th, 2016 12:14 pm (UTC)
У меня ситуация в юности была аналогичная. Было много пластинок и записей, слушал с удовольствием, но меня удивляли слухи, например, о том, что кто-то из знакомых моих знакомых написал письмо Джону Леннону (хотя бы просто потому, что были серьезные сомнения, что письмо дойдет до адресата). В целом, все было, как здесь описано, только разве что, насчет общественной реакции дело обстояло несколько лучше. Родители в мои дела не лезли вообще, сокурсники относились с интересом и одобрением, часто просили что-нибудь записать. Среди преподавателей я свои меломанские увлечения не афишировал, но запомнились два случая.

После окончания школы я иногда в оную захаживал на выборы местных депутатов, и там часто встречал своих бывших учителей (тем более, у них в то время учился мой младший брат). Наша бывшая историчка, поболтав о том, о сем, неизменно интересовалась, что у меня нового из винила, и могу ли я ей дать это писануть (я, естественно, не отказывал, в качестве курьера выступал мой брат).

Второй случай был в ВУЗе. На занятиях по английскому преподавательница начала просвещать нас об одном из значений слова band - что это не только банда, но и музыкальная группа, приведя пример маккартниевского альбома Band On The Run. Я тут же вспомнил грэндфанковский We're An American Band, после чего она надолго ушла в рассуждения, о том, как же хорошо звучат записи западной музыки на японской аппаратуре Акай...

Касательно "Голоса Америки", мне запомнилась еженедельная передача "Музыка для танцев". Шла по субботам с 20.30 до 22.00 с 15-минутным перерывом на новости в 21.00. Кажется, Домбровская там тоже присутствовала. Было несколько ведущих, каждую передачу вел один из них, запомнилось имя Билл МакГуайр. Изначально крутили, в основном, рок-музыку с небольшой долей качественного попа (Осмондз, Мамас знд Папас и т.д.). Я все это регулярно слушал с 1972-го по 1977-й. Просто потом в данной передаче стало слишком много новомодного диско, которое я никогда особо не жаловал, да и своих записей на тот момент было уже достаточно.

И еще сделаю небольшое замечание по указанной марке магнитофона «Маяк-206». В 1977-м этой модели в природе не существовало, она выпускалась только в 1980-м очень непродолжительное время и была "редкой птицей". Скорее всего, у одноклассника был сверхпопулярный в тот период «Маяк-203». У меня самого было таких несколько, считаю по соотношению цена/качество один из лучших катушечников той зпохи.

Edited at 2016-03-29 12:16 pm (UTC)
d_shpiller
Mar. 29th, 2016 06:43 pm (UTC)
Поскольку тут затронута речь о фанатах, попробуют провести некие параллели между фанатами футбольными и музыкальными.

Фанаты футбольные живут посещением матчей. Если говорить об отечественной специфике, то это, как правило, выходцы из низжих слоев (обычно ПТУ-шники), не нашедшие в жизни других ценностей. Они приходят на матч толпой, для того, чтобы подраться с такими же фанатами команды-соперника, прокричать дебильные кричалки в адрес своей команды и оскорбительные в адрес соперника, зажечь запрещенный файер, проносимый, как правило, между булками пятой точки...

Но ограничивать такими персонажами число любителей футбола будет неправильно, ибо есть также большое количество людей, искренне любящих данный вид спорта. В нашей отечественной реальности такие именуются "кузмичами". Кузмичи внимательно наблюдают матч, хорошо разбираются в футбольных тонкостях, часто приводят на матч всю семью с женой и детьми, отношения с кузмичами соперников обычно вполне дружеские, максимум на уровне легких подколов. В отличии от фанатов, это люди за сорок, а то и за пятьдесят лет.

Фанаты не особо любят кузмичей, некоторые даже могут устроить драку с кузмичами своей же команды, ибо, для них главное опасность и адреналин, плюс оценка такими же особями из своей стаи. Фактически - фанат являет собой симбиоз дебила и отморозка, ищущий способ самоутверждения, кузмич же - обычный обыватель, старающийся получить удовольствие от игры любимой команды. Но из-за непредсказуемого поведения первых и бездействия правоохранительных органов, вторых на трибунах становится все меньше и меньше. Действительно, прийти на футбол с семьей, и слушать мат с трибун, а то еще и в разборку попасть... Лучше уж по телевизору посмотреть.

Музыкальные фанаты, конечно же, намного интеллектуальнее футбольных (ИМХО). Впрочем, доводилось читать, что, например, австралийские поклонники AC/DC в 70-х мало отличались от английских футбольных хулиганов. Конечно, я почти не попадал в какие-то неприятные ситуации на концертах, хотя периодически посещаю, просто считаю, что в нашей действительности "музыкальных кузмичей" много больше, чем просто музыкальных фанатов.
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

говорит
vs_baronin
vs_baronin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner