?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Продолжение №6

Предыдущие публикации:
Начало (1979-1981).
Продолжение №1 (январь – май 1982).
Продолжение №2 (июль – ноябрь 1982).
Продолжение №3 (январь – июнь 1983).
Продолжение №4 (август – декабрь 1983).
Продолжение №5 (январь – июнь 1984).

Тихо и печально съездил с 5 по 16 июля в Питер, и прямо на следующий день возобновил походы на концерты…

21 (87). Fix / Tõnis Mägi & Muusik-Seif (17 июля 1984 г., концертный зал «Россия»)
Начитавшись в «Звуковой дорожке» «МК» о необычайных вокальных статях Тыниса Мяги в хард-роковом и блюзовом репертуаре, а равно будучи знакомыми с LP «Tõnis Mägi & Muusik-Seif» (1983) – на альбоме, кстати, имелись кавер-версии Rainbow («Stone Cold») и Боба Сигера на эстонском языке – я возгорелся желанием сходить на концерт. Открывали концерт не умеющего танцевать Тыниса и его команды довольно, как оказалось, унылые деятели Fix – помнится, уже без Сильви Врайт в составе и сильно ориентированные на странную смесь уэст-коуста и поп-роковой развлекухи «вообще». Muusik-Seif, напротив, работал жестко и компетентно – очень впечатлял сильнейший хард-блюзовый гитарист (имени-фамилии, само собой, не помню), а уж Тынис как вокалист оказался выше всяческих похвал. Где-то в середине программы – ее длиной я остался очень, очень недоволен – группа задвинула кавер-версию Джеймса Брауна «It’s A Man’s World», где Тынис продемонстрировал такую мощь и вокальную технику, что хоть держись! Публике, как всегда, это было не нужно и не интересно, а я ушел с концерта с ощущением, что Тынис Мяги – вокалист, как минимум равный А.Б. Градскому, а как бы и не круче.

22 (88). «Рок-суперспринт» (22 июля 1984 г., Зеленый театр в парке г. Подольска)
Хождение на концерт никому не ведомой даже в те годы группы, за некоторое время до описываемых событий выступавшей от какой-то сильно удаленной филармонии под названием «Хэви-метал индекс 153» (название по почтовому индексу города нахождения филармонии, не шутка!!!) имело вот какую предысторию: мой тогдашний приятель, хитрец и изрядный умелец, фотохудожник Геннадий Туров делал этой группе плакат. Он же почему-то насоветовал мне отправиться на концерт сего коллектива, заодно почему-то сообщив, что «их руководитель, Серега – ну такой интересный мужик, вот и пообщаешься с ним заодно».
На концерт поехали из г. Химки на автобусе вместе с группой по, так сказать, генкиной протекции. Концерт проходил в том самом Зеленом театре в Подольске, что станет известным осенью-1987 из-за тамошнего «настоящего русскорокового фестиваля» «Подольск-87». «Рок-суперспринт» вполне оправдал свое дурацкое название, играя какую-то в высшей степени филармоническую хард-байду с клавишами – технично, энергично и… тотально неинтересно; позволю себе сравнить услышанное с the worst of «Земляне». Музыканты были все, как один, прикинуты в белые штанцы, полосатые сине-белые рубашки и белые же галстучки «соплёй», а на пару-тройку номеров к микрофону выходил тот самый Серега-руководитель (как оказалось, еще и автор всего музыкального материала) – давясь и крайне немузыкально он исполнял нечто текстуально весьма запомнившееся до отвала челюсти: «В диско-баре!.. В диско-баре под названием «Земля»… дальше, к счастью, не помню.
Но концерт для меня стал историческим – еще бы, именно там я впервые воочию узрел отечественных металлистов! И чуть не умер со смеху, заодно после концерта малость пообщавшись с ними: московские полумажорчики в преднамеренно порванных джинсах и с унитазными цепочками на шее. У одного из них на цепочке болталась самодельная, из красного плексигласа, табличка с вставленной вовнутрь бумажкой с криво исполненным шариковой ручкой логотипом AC/DC. Меня неприятно поразила выявившаяся в разговоре тупость этих персонажей – оказалось, что ни про какой «Автограф» и Magnetic Band они даже и не слыхали – и их готовность рубиться под такую второсортную группу. Я, помнится, тогда подумал, что и из металлизма у нас на Руси, наверное, ничего путного не выйдет – и, увы, будущее продемонстрировало мою правоту.
На обратном пути до Химок Серега-руководитель возжелал пообщаться со мной как с меломаном и эрудитом. Процесс общения оказался очень утомителен – Серега являл собой тип музыкального фанатика и, как я всегда выражаюсь, низкопоклонника – он так яростно клялся в своей любви к рок-музыке и выражал недовольство по поводу запрещения ее в СССР (на дворе – лето-1984), что даже неловко было. Попутно он все навязывал мне послушать с плеера альбом Дэвида Гилмора «About Face», с которым я к тому моменту уже успел ознакомиться и его не полюбить. В общем, quite an experience, но устал я от этого общения преизрядно.
А теперь – сюрприз! Этим самым Серегой-руководителем оказался никто иной, как композитор Сергей Муравьев, впоследствии сочинивший для сильно популярной в перестроечные годы «певицы» Алисы Мон «хит» «Подорожник-трава» и прочий vonny cal (© Anthony Burgess, «A Clockwork Orange») аналогичных качеств.

23 (89). «Час пик» (25 июля 1984 г., Дворец спорта «Динамо»)
О группе «Час пик» в «МК» писали неопределенно-хорошо, поэтому на концерт было решено сходить. Благо недалеко – ДС «Динамо» и посейчас располагается в дальней пешей доступности от станции метро «Речной вокзал». В первом отделении была какая-то москонцертовская (или чья там?) эстрадная лабуда «номерами», а второе было отдано «Часу пик». Группа играла эдакий социально ответственный поп-рок, который опять же хотелось сравнить с «Землянами», но не без некоторого AOR-уклона – похоже, что гг. музыканты много слушали Boston и Styx. Но в целом 50-минутное выступление показалось ужасно скучным и затянутым, а запомнилось из него вот что – как никому не известный тогда Михаил Серышев, при огромной «химии» на голове, и прикинутый a la коллективный Duran Duran в розовые «бананы» и эдакую нововолновую маечку трагическим тенором затягивал модную и неканоническую аранжировку песни «Прости, Земля», известную по опять же тогдашнему репертуару «Землян»:

Смотри, вот опять в небеса
Плывет черный дым над тайгой голубой.
День и ночь под рев машин
Землю так свою крушим,
Словно мы на планете чужой.

Скалу поднял взрыв на куски,
Ушла вновь вода из ручья…
[дальше, к счастью, тоже не помню!]

Выходя с концерта, столкнулись с неузнаваемым публикой жизнерадостным Артуром Вячеславовичем Михеевым, который немедленно сообщил, как славно «Автограф» съездил в турне по Венгрии (получалось – только что), и как они там славно потусовались и водку попьянствовали с коллегами по туру, «венгерским Deep Purple» Pandora’s Box (они же, как известно, P. Box). По тем скудным временам Артур Вячеславович также буйно похвалялся нацепленным на него значком Pandora’s Box. Ну что, значок был заценен.
А буквально через месяц, или даже менее, руководитель «Часа пик» угодил в тюрьму за фарцовку и валюту, и история коллектива прервалась на несколько лет – где-то до начала-середины Перестройки…

24 (90). Radar (10 августа 1984 г., киноконцертный зал «Октябрь»)
25 (91). Radar (11 августа 1984 г., киноконцертный зал «Октябрь»)
26 (92). Radar (12 августа 1984 г., киноконцертный зал «Октябрь»)
27 (93). Radar (13 августа 1984 г., киноконцертный зал «Октябрь»)
28 (94). Radar (14 августа 1984 г., киноконцертный зал «Октябрь»)

Ненужный слушательский героизм – но в том августе заниматься было решительно нечем. У Radar – тот же состав, что и в феврале, та же виртуозная программа – но радость, как обычно, отравлялась общими политическими обстоятельствами жизни страны и как бы мира. У меня же еще и личными. Концерт 11 августа записывался на катушку, но не очень-то удачно.

29 (95). «Глобус» («номер в программе», 15 августа 1984 г., Зеленый театр ЦПКиО им. Горького)
30 (96). «Глобус» («номер в программе», 16 августа 1984 г., Зеленый театр ЦПКиО им. Горького)

Прочитали в «МК», что «Глобус» в составе Тимура Мардалейшвили (гитара, экс-«Аракс»), Анатолия Абрамова (барабаны, экс-«Аракс»), Сергея Шмелёва (клавишные), Николая Парфенюка (вокал, впоследствии – «Рок-Ателье») и будущего Александра Маршала, а тогда – бас-гитариста Александра Минькова будет играть «номером в программе», и отправились на концерт, на каковой нагло оба раза прошли без билетов через чёрный ход. Дикая сборная программа в сильно незаполненной чаше Зеленого театра запомнилась яростным антиамериканизмом (это были дни Олимпиады в Лос-Анжелесе, каковую СССР бойкотировал) – конферансье читал какие-то стихи, где про США говорилось вот как: «что хочется кричать уж не благим, а даже просто матом» (не шутка!).
«Глобус» выступил никак – по предварительному доносу группе запретили использовать PA-систему, и звук весь шел из бэклайна и мониторов – зацените качество, как говорится! За барабанами же сидел вовсе не Абрамов, а какой-то техничный, но ординарный юный товарищ. Группа играла не то четыре, не пять песен, в том числе араксовскую «Колокол тревоги», которые с таким звучанием радовать не могли. Одним словом – разочарование.

31 (97). «Глобус» (26 августа, места проведения не помню)
Или это было выступление из второй серии концертов в Зеленом театре ЦПКиО им. Горького (см. выше)? Нет, не помню…

Несостоявшийся концерт группы «ЭВМ» (5 сентября, ДК Газонефтезавода в Капотне)
Группа в составе экс-круизовцев – покойного ныне вокалиста Александра Монина, гитариста Григория Безуглого, басиста Алексанра Кузьмичева и барабанщика Николая Чунусова должна была играть дебютный концерт в Москве, но его отменили «по техническим причинам» – то есть, как водилось в тот веселый год, группа просто-напросто не смогла сдать программу очередному худсовету. Не сказать, чтобы у ДК наблюдалось обилие публики – мы даже смогли спокойно сдать билеты в кассу. В качестве дополнительного несчастья возле касс нас ждала встреча с все тем же Михаилом «Мойшей» Сигаловым, по обыкновению обрушившего на нас какую-то якобы сенсационную смесь одновременно правоверно-коммунистических и антисоветских высказываний. Как мы отбились от него и отбыли в направлении дома – я уж и не упомню.

32 (98). «Квадро» (8 сентября 1984 г., места проведения не помню)
33 (99). «Квадро» (9 сентября 1984 г., места проведения не помню)

Действительно не помню!

34 (100). Рейн Раннап (Rein Rannap) (20 сентября 1984 г., киноконцертный зал «Звёздный»)
Наверное, следовало бы объединить этот концерт и два последующих в один блок – но я хочу придерживаться заведенных собой правил, и делать этого не буду. А почему, скажете вы, их вообще надо объединять вместе?
А потому, что пианист и клавишник Рейн Раннап на тот момент был лидером теоретически главной – с точки зрения АКТроицкого, вестимо! – рок-группы Эстонии Ruja. Насколько она была главной для самих эстонцев – это так и осталось для меня загадкой, но более-менее регулярное, хотя и вяловатое метание икры по поводу Ruja и ее дебютного LP в «Звуковой дорожке» «Московского комсомольца» все же происходило. Этот винил был куплен мной в ходе одного из вояжей в Таллин в 1983 году, и не скажу, чтобы он произвел на меня какое-то сногсшибательное впечатление…
Концерт, о котором идет речь, представлял собой сольное выступление Рейна Раннапа как джазового пианиста-импровизатора. Киноконцертный же зал «Звёздный», как я выяснил согласно Викимапии, располагался (и располагается) возле станции метро «Проспект Вернадского» – и вот в темный и холодный вечер я поехал на концерт, отчего-то ожидая на нем аншлага и вооруженный винилом Ruja и какими-то сборными LP с участием группы с целью получения автографов г-на руководителя. Аншлага я вновь ждал на основании опубликования анонса концерта на последней полосе «МК» – и, естественно, зря: в малокомфортабельном зале в результате и 80 человек не набралось. Сам Рейн, невзирая на это, был в ударе – рубился на рояле до потери пульса: похоже, что его кумиром был Кейт Эмерсон. Сольная программа длилась чуть больше часа, а по ее окончании я – как водится, в единственном числе – проник за кулисы подписывать пластинки. И подписал: Рейн был на диво дружелюбен и несколько, пожалуй что, стеснителен – он удивлялся, что их в Москве вообще кто-то знает, и зазывал на концерты Ruja (см. ниже). Я же с достоинством отвечал, что мы уж закупили на них билеты, чем несказанно удивил и обрадовал почти иностранного рокера…

35 (101). Ruja (24 сентября 1984 г., Театр Эстрады)
36 (102). Ruja (25 сентября 1984 г., Театр Эстрады)

Ввиду какой-никакой раскрутки, которую поимела якобы главная (с точки зрения патриотических текстов, что ли?) рок-группа Эстонии вызвала своими концертами некий ажиотаж – но скорее в кругах профессиональных и среди личностей, к ним примкнувших, ну вот как я в те годы. Зал Театра Эстрады в течение обоих дней был заполнен прилично, процентов на 90 как минимум, хотя аншлага не наблюдалось. Зато в зале наблюдались все тогдашние московские (около)музыкальные журналисты, а в первый день выступление Ruja посетил лидер «Автографа» Александр Ситковецкий (в желтом пиджаке!) с супругой – впрочем, он ушел с концерта после первого отделения. Да-да, Ruja играла программу в двух отделениях – но шеф «Автографа» имел полное право так отнестись к творчеству братьев по оружию. Да не покажется это удивительным, но самым слабым звеном этих концертов оказалась… сама группа Ruja.
В чем же дело? А вот в чем: в тогдашней хитрой полулюбительской-полуфилармонической системе таллинской филармонии дело обстояло так: многие группы, и даже с именами, вообще не имели постоянного состава, а на гастроли набирали звезд-инструменталистов из числа незанятых на текущий момент. У Ruja же это был первый (и как бы не последний) выезд в Москву, причем, похоже, совершенно неожиданный – и костяк группы из Рейна Раннапа и певца и гитариста грузинистой внешности Урмаса Алендера (уже будучи гражданином Швеции, погибнет при крушении парома «Эстония») был доукомплектован звездами-инструменталистами, которые сами по себе в те времена были о-го-го какими именами эстонской рок-сцены – гитаристом Айном Вартсом (Propeller и Kaseke), его братом, барабанщиком Иво Вартсом (Propeller и Rock Hotell) и совершенно культовой личностью, бас-гитаристом и продюсером Прийтом Куулбергом (Propeller, In Spe и Kaseke), лицом похожим на Роджера Уотерса. На бумаге все выглядело прекрасно. На сцене же оказалось, что состав элементарно не сыгран, и все инструментальные партии существуют сами по себе. Пристегивание же к группе некоего юношеского хора и исполнение едва ли не всего материала на русском языке с чудовищным акцентом (хор пел вообще не пойми что, да и взаимодействие его с группой тоже было отрепетировано чуть менее чем никак) вообще ломало всю звуковую картину, и героизм Рейна Раннапа как маниакального клавишника ничего не спасал. Из исполнявшегося помню помпезную сюиту a la поздний Kansas «Наш край» (про Эстонию, вестимо) и хэви-хит из музыкального фильма «Шлягер этого лета» («Таллинфильм», 1983) «Нержавеющая песня» с каким-то чудовищным русским текстом про «рельсы» и «ровный путь».
После концерта я успешно проник за кулисы и пообщался с Рейном на печальную тему «а что ж так неудачно-то». Впрочем, лидер Ruja не унывал и честно приглашал на концерты в Таллин – вот там мы, мол, вставляем! Попутно Рейн познакомил меня с вышеупоминавшимся Прийтом Куулбергом, который опять же обрадовался встрече с поклонником группы Kaseke и призвал «заходить в гости, как будешь в Таллине». Что, кстати, потом и проделывалось неоднократно.

Далее:
Окончание (октябрь – декабрь 1984).
Концерты иностранных артистов (осень 1981 – апрель 1987).

Comments

uragany
Dec. 2nd, 2011 08:02 am (UTC)
вот спасибо, очень понравилось, особенно замечание про наших металлистов.

Profile

говорит
vs_baronin
vs_baronin

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner