vs_baronin (vs_baronin) wrote,
vs_baronin
vs_baronin

Categories:

«Легионер» ‘2002, CD-рецензии: In Flames, Alison Moyet, Santana и Peter Wolf



IN FLAMES
Reroute To Remain: Fourteen Songs Of Concious Insanity

Nuclear Blast America NBA 6624-2
14 tracks = 51’39”

Первопроходцам прощается многое. Тем более первопроходцам в новых субстилях современных экстремальных форм хэви-метала. И вряд ли кто-то из любителей музыки потяжелее будет отрицать, что шведский квинтет In Flames – не просто первопроходцы, но и на самом деле великая группа. Стать не только родоначальником тех стилей, что сейчас укоренились на мировой рок-сцене под аббравиатурами SMDM («шведский мелодичный дес-метал») и NWOSDM («новая волна шведского дес-метала»), но и послужить образцом для сотен и сотен молодых групп по всему миру – это прерогатива только музыкантов с очень немалыми дарованиями, обладающих огромными талантами не только в области индивидуального технического мастерства и изощренных аранжировок, но и – о чем очень часто забывается сейчас – написания запоминающихся вокальных мелодий и песен как единого произведения в целом. Собственно, IF всегда именно писали песни, а не просто сотрясали окрестности изобретательным грохотом не без определенного фолк-уклона. Вряд ли бы их дебют для Nuclear Blast, уже превратившийся в верстовой столб жанра альбом «The Jester Race» (1996) был бы настолько благожелательно воспринят избалованной всякими экстремальными изысками публикой, не будь все его композиции действительно мелодичными и запоминающимися образчиками песенного творчества. В экстремальной музыке это редкость – разве что Amorphis да поздний Carcass вспомнить.
Однако бессмысленно строго выговаривать музыкантам за то, что подзаголовок нового альбома гласит о «четырнадцати песнях сознательного безумия» якобы в честь перхода группы в стан модных да продвинутых, и на том же основании описывать звук альбома как приспособленный под вкусы совсем уж молодой, как говорится, «MTV-oriented», аудитории. Все-таки по прослушивании «Reroute To Remain…» создается ощущение, что лидер группы и ее основной композтор Йеспер Стормблад опять выступил в роли тонкого стилизатора – но если на «The Jester Race» дес-метал его группы был стилизован под британский фолк-рок 70-х, то теперь Йеспер обращается к стилям куда как менее отдаленного былого – техно-трэшу и примодненному радикальному индастриалу середины 90-х. На то же намекает и имя главного ныне студийного помощника In Flames – клавишника и программиста недолговечной шведской электроангстовой сенсации той поры Misery Loves Co. Орана Орнкло. Однако, надо заметить, и от своих корней In Flames пытается особо не удалиться – чего стоят только образцово-показательный SMDM-номер «Dark Signs» и малопредставимые в рамках стиля баллады «Dawn Of A New Day» и «Metaphor».
А то, что теперь будет принято называть «новым лицом In Flames» явлено миру в полной очевидности в титульном номере, который полностью описывает все новации, помещенные на «Reroute To Remain…» – это дес-метал с поп-мелодикой, сыгранный на индустриальном тембре прошлого десятилетия. Впору вводить в обращение термин «салонный дес-метал». Заигрывания с поп-индастриалом как главным несостоявшимся трендом 90-х успешно продолжены в «Trigger», «Cloud Connected» и «Free Fall», а для «Drifter» и «Dismiss The Cynics» Йеспер ухитрился понаписать таких риффов и так соединить их между собой, что единственным аналогом этих пьес остается признать только классические творения классиков техно-трэша Mekong Delta. Мелодии, правда, так и остались до предела попсовыми, а звук – полуиндустриальным.
Итог очевиден – Nuclear Blast безо всякого труда со своей стороны получили группу, к которой теперь – во всяком случае на ближайшее время – приклеится ярлык «модной». Это притом, что IF и без того находились в высшем эшелоне артистов лейбла. Возможно, группа даже окажется рекордно востребованной на концертных и фестивальных площадках, где происходит демонстрация «новой модной тяжести». Но вряд ли эта вероятная шумиха собьет In Flames с пути истинного – как музыкант с истинно андерграундными корнями, Йеспер прекрасно знает, что одной шумихи вокруг твоего имени мало. Надо еще и песенный материал уметь писать. А этого дара у лидера In Flames не отнять.

ALISON MOYET
Hometime

Motley Music Ltd. / 404 Music / Sanctuary 06076-84570-2
11 tracks = 45’20”

Хотя отечественному слушателю эксцентричная (в музыкальном смысле) британская поп-певица Элисон Мойет известна более всего по работе в синти-поповом дуэте Yazoo (фигурировавшим в США под названием Yaz) в компании с композитором, клавишником и программистом Винсом Кларком (экс-Depeche Mode; впоследствии – Erasure), ее величайшим внутрибританским хитом так и осталась кавер-версия стандарта Билли Холидей «That Ole’ Devil Called Love», записанная в 1986 году с джаз-бэндом Джона Альтмана. И это при том, что предыдущие чартовые достижения Элисон были связаны именно с электронной поп-музыкой в составе Yazoo – дебют дуэта «Upstairs At Eric’s» (1982) попал на второе место британских национальных поп-чартс, а вторая работа Yazoo «You And Me Both» (1983) так и вовсе оккупировала его вершину. Обе страсти певицы – модная (не обязательно электронная) поп-музыка и консервативный классический поп-джаз – и на сей раз очень удачно слились в весьма органичном синтезе на всех треках ее пятого сольного альбома.
Легко предвидеть восторженый прием, который окажет «Hometime» вся мировая музыкальная пресса, ориентированная в первую очередь на «модного» и «современно мыслящего» потребителя. Ибо по форме новое твореие Элисон – не что иное, как примодненный лаунж-альбом, несущий на себе все товарные знаки стиля: со вкусом подобранные барабанно-перкуссионные сэмплы, общую расслабленную клавишную атмосферу и местами бесстрастный вокал. Однако говорить, что «Hometime» моден, как-то не хочется – во-первых, выясняется, что подавляющая часть инструментальных партий сыграна настоящими музыкантами с настоящими инструментами, а никак не компьютерами. И, во-вторых, в прокрустово ложе лаунж-моды укладыватся разве что три пьесы – могущие быть равным образом отнесенными за счет современных тембров гитар и к некоей «альтернативной эстраде» «Yesterday’s Flame» с ее патиией «плавающего» электропиано и аналогичная «More», да атмосферные страдания «Say It». В прочих же композициях Элисон не стесняется дать голосу волю, и конечный результат может быть описан только как декадентский лаунж-рок (титульная пьеса и «The Train I Ride»), а что касается замечательной баллады «Should I Feel That It’s Over», то она не просто выглядит здесь выходцем с беззаботной поп-роковой сцены начала 70-х, но и вызывает в памяти ассоциации с лучшими пьесами Марианны Фэйтфул той эпохи. Поп-джазовые же замашки Элисон, столь очевидные в практически всех композициях «Hometime», наводят на небезосновательную мысль о ее глубоком творческом родстве с еще одной героиней нововолновой сцены – вокалисткой Blondie Дебби Харри, успешно работавшей и с джазовым составом The Jazz Passengers и сумевшей на альбоме Blondie «No Exit» (1999) успешно инкорпорировать поп-джаз в собственную корневую поп-рок-стилистику. Так что не случайно Элисон ставит последним номером на «Hometime» превосходную эстрадно-джазовую балладу «You Don’t Have To Go» – это знак всем поклонникам певицы о том, чего следует ждать от нее в дальнейшем.
«Hometime» – очень редкий в наши дни пример по-настоящему умного поп-альбома, отличным образом сочетающего современные музыкально-аранжировочные тренды с традицией не в ущерб последней, и тем самым расширяющим аудиторию потенциальных покупателей альбома. Возможно, его купят даже те, кому автоматически интересен весь материал, выходящий на лейбле Sanctuary Records Group. Не этим ли объясняется столь удивительный выбор певицей выпускающей фирмы?

SANTANA
Shaman

Arista / BMG 07822-14737-2
16 tracks = 76’31”

«Шаман – это духовный целитель, вносящий баланс в разум, тело, сердце и дух посредством цвета, звука, трав и песен и создающий единство и гармонию всего мира». Это – словесный эпиграф новейшего альбома Карлоса Сантаны и его друзей «Shaman» и, заодно, идеальное описание того (да никак готовая рецензия на CD?), что Маэстро Карлос представил нам на работе, последовавшей за сенсационным CD «Supernatural» (1999), собравшим в феврале 2000 г. урожай аж из восьми Grammy Awards – и это на 31-м году профессиональной карьеры группы. Однако неминуемо вставал вопрос – сможет ли Карлос повторить собственный успех? Ведь даже такому титану, казалось бы, два сверххитовых альбjма подряд не под силу. Оказалось – еще как под силу!
Найдутся, конечно, люди, которые и на сей раз обвинят Маэстро в том, что он: 1. В точности повторил победную музыкально-идеологическую формулу «Supernatural», и 2. Попсу галимую заиграл. Но почему бы и не повторить еще раз все то, что принесло музыканту в очередной раз и в совершенно, казалось бы, неподходящую эпоху воистину планетарную известность, а что касается «попсы»… Это когда ж Карлос не старался держаться на острие нормальной мэйнстримовой рок-моды? Ведь после собственноручного изобретения латин-рока Карлос все 70-е и начало 80-х последовательно флиртовал с модным тогда фьюжном и стадионным AOR’ом, а в 80-е и 90-е играл все тот же латинизированный AOR, выставив регулятор «Distortion» где-то на «7 1/2» вместо «3». Бессмысленно упрекать музыканта такого ранга в следовании моде, если он ее в значительной мере сам и создает. Главное, чтобы совершенно узнаваемая по тембру гитара Маэстро и джазовое буйство латинистой перкуссии были на месте – стиль и имена музыкантов, помогающих Карлосу в записи, не так уж много и значат.
Но сила Карлоса состоит еще и в том, что придуманные им более 30 лет назад фирменные полувокальные композиции («Chants» по классификации их автора) до сих пор пишутся группой Santana в немалом количестве, под разными названиями – и все равно не выглядят экспонатами из древнего латино-рокового сундука. Ведь важны не пьесы – важен неистовый энергетический уровень их исполнения (без перкуссии опять не обойтись!). Даже если вы никогда не слышали о Карлосе Сантане и группе Santana, трех подобных номеров с «Shaman» – а именно имеющих более чем типичные для подобных произведений имена «Adouma», «Foo Foo» и «Aye Aye Aye» – будет вполне достаточно не только для знакомства с артистом, но и для того, чтобы возлюбить его музыку на всю жизнь. На альбоме имеются и столь любезные сердцу Карлоса экскурсии в собственное музыкальное прошлое – так, инструментальная фьюжн-баллада «Victory Is Won» как будто прибыла к нам из середины 70-х, а балладу с очень специфическим фирменным «Santana sound» «Let Me Love You Tonight» Маэстро было бы вполне уместно написать лет 18-20 назад. Даже шумное объединение усилий с примодненным почти ню-металлическим квартетом P.O.D. в пьесе «America» не выглядит чем-то сногсшибательным.
О «попсе галимой» разговор особый. Поп-песни, в том числе безупречно выдержанные в стиле «латино», составляют больше половины «Shaman» – однако надо еще раз напомнить, что для Карлоса играть латино-поп любой эпохи – дело привычное (влияния родного отца и первые музыкальные экзерсисы в сомнительных клубах в Тихуане никто не отменял), а уж про аранжировки этой мнимой «попсы» что и говорить! Всем бы такие аранжировки… И если бы дело только в моментально узнаваемой гитаре Карлоса, вступающей всегда настолько неожиданно, что слушатель испытывает немедленный позитивный шок – так оцените наступательные партии рояля ветерана Честера Томпсона в безупречном поп-хите «The Game Of Love», спетом Мишелль Брэнч. Словом, все эти эстрадные песни, уместные хоть в 50-х, хоть в 90-х («You Are My Kind», спетая подзабытым поп-героем Силом), равно как и несколько замороженные латино-баллады («Sideways», «Feeles Like Fire» и «Hoy Es Adios») светят созвездием имен высшей заокеанской поп-лиги и превращаются в столь значительные произведения, какими их собственные авторы, не являющиеся музыкантами Santana, вряд ли и замышляли.
Что ж – хиты есть, имена есть, звук есть. А что же новации, до коих так охочи критики? Не беспокойтесь – сюрприз предстает перед слушателем в облике последнего номера альбома «Novus», спетого аж самим Пласидо Доминго. Гимн всего мира, всей планеты Земля – не больше и не меньше. Послушаешь «Novus», да как-то и поверишь, что Карлос Сантана точно уже достиг музыкальной и жизненной гармонии со всеми высшими силами. Теперь очередь за слушателем.

PETER WOLF
Sleepless

Sheridan Square Entertainment / Artemis 751125-2
12 tracks = 41’00”

Вот еще один альбом для тех, кто хотел расширить горизонты своей музыкальной эрудиции, но не имел для этого достаточно времени, да и какие-то определенные CD неохота было искать. Хотите знать, что такое настоящий «корневой рок» (Roots Rock) по американской классификации? Добро пожаловать к знакомству с шестым сольным альбомом 56-летнего бывшего фронтмена одной из самых трудолюбивых групп Америки 70-х J. Geils Band – певца, клавишника и исполнителя на губной гармонике Питера Вульфа.
«Корневой рок» даже на своей родине вызывал и вызывает не менее ожесточенные дискуссии, чем иной любой куда как более провокативный рок-стиль. Даже в додисковую эпоху всеобщей музтолерантности находилось немалое число критиков, величавших J. Geils Band (и за компанию с ними – отчего-то Little Feat) не более и не менее как «рок-Макдональдсом». Ясно, что группа, сформированная музыкантами со столь широкими вкусами (тот же Питер Вульф начинал свой путь в рок-н-ролл как фолк-исполнитель, а J. Geils Band первоначально являлась блюзовым составом) не могла не снискать путь негромкую, но все едино общенациональную любовь. Пусть J. Geils Band никогда не входили в высшую рок-лигу, но группа просуществовала почти безо всяких изменений в составе 17 лет (1966–1983), и успела за это время поработать в качестве разогревающего состава у столь разнородных звезд, как Арета Франклин и The Rolling Stones. Не такие уж редкие дуэты Питера на собственных сольных альомах с лидером «камней» Миком Джаггером – это прямое следствие былых успехов J. Geils Band.
Как известно, важным ранним карьерным шагом Питера была работа в некоей безымянной группе, аккомпанировавшей на клубных турах таким звездам блюза, как Джонни Ли Хукеру, Мадди Уотерсу и Хаулин’ Вульфу – вот такой-то подлинной, как у мэтров, а не сиюминутно придуманной «почвенностью» и богат этот альбом. Потому здесь не выглядит случайной весьма разухабистая, с определенным кантри-уклоном кавер-версия Сонни Боя Уильямсона «Too Close Together», записанная Питером в компании Кейта Ричардса «в стиле фирмы Chess – с одного захода и с немалым употреблением водки». Если вы хотите узнать, примерно откуда черпал и черпает свое вдохновение Марк Нопфлер – к вашим услугам совершенно эталонные кантри-роковые номера «Growin’ Pain» и «Hey Jordan»; в аналогичной стилистике выдержаны и превосходные полубаллады «Nothing But The Wheel» (очередной дуэт с Миком Джаггером), «Run Silent, Run Deep» и «Hey Marianne». Фолк-корни Питера еще более очевидны в почти ярмарочной беззаботной песне «Never Like This Before» и мрачноватой кавер-версии Отиса Раша «Homework», а равно и в авторской балладе «Five O’Clock Angel», будто бы почерпнутой из репертуара великого Вуди Гатри. Конечно, никто не будет спорить с тем, что «Sleepless» – альбом в основном для внутриамериканского прослушивания (на настоящий космополитический хит здесь тянут лишь приятственная поп-баллада «A Lot Of Good Ones Gone», посвященная памяти великих блюзменов былого, да аналогичное орттодоксальное кантри-энд-вестерн-творение «Some Things You Don’t Want To Know»), но какое это имеет значение? Музыка хороша, а то, что она аранжирована скромно, в полном соответствии с канонами стиля и оттого вопиюще несовременно, лишь прибавляет этому материалу достоверности.
Tags: cd/dvd reviews, рецензии для PL
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments