?

Log in

No account? Create an account
ANTROPOMORPHIA
Sermon Ov Wrath

℗ 2017 Metal Blade Records 3984-15496-2 / ФОНО FO 1273 CD
9 tracks = 38'59"

Antropomorphia_17
Альбом группы Antropomorphia “Sermon Ov Wrath” на iTunes
Слушать альбом группы Antropomorphia “Sermon Ov Wrath” на Яндекс.музыке

Главная черта голландской экстремальной сцены – запредельное на фоне иных артистов, даже из рок-метрополий, качество исполнения и продюсирования материала, отчего даже не самый выдающийся по музыке релиз имеет свойство запомниться надолго. Повторимся – если не собственно пьесами, то уж точно звуком и общей неподдельной серьёзностью. Таков же и квартет Antropomorphia, отличающийся, правда, от коллег по национальной сцене изрядной долей сексуальной озабоченности – всем памятен скандал, случившийся с дебютным альбомом группы “Pure” (1998) даже не по причине чудесных названий песен вроде “Pervert”, “Vibrator” и “Masturbate”, но вследствие неприемлемого для молчаливого большинства оформления обложки буклета – как будто это большинство в своей жизни вообще ничего не видало… С тех пор и с обретением контракта с Metal Blade Records обложки у голландцев стали всё более и более гламурными (см. картинку), но на качестве музыки это, по счастью, не сказалось никак. Мало того, что “Sermon Ov Wrath” чисто и великолепно спродюсирован – эта прозрачность звука в сочетании в неподдельной злобой певца и гитариста Ферри Дамена (Ferry Damen) и маниакальной игрой инструменталистов обеспечивает альбому совершенно инфернальную атмосферу безо всякой звуковой грязи, техно-десовых потуг в аранжировках и ненужных запредельных вокальных усилий фронтмена. Как кажется. это происходит не в последнюю очередь потому, что у музыкантов правильные ориентиры – так, по номеру “Murmur ov the Dead” очень хорошо слышно, что в молодости музыкантов их коллективным кумиром точно был Slayer. А потом, судя по всему, переходящее знамя симпатий Antropomorphia оказалось (да там и осталось) у классического состава Morbid Angel, что вряд ли может быть названо непохвальным. Несомненный и важнейший плюс “Sermon Ov Wrath” – это возрождение тотально небезопасной во всех смыслах атмосферы классических альбомов субстиля первой трети 90-х, когда дес-метал ещё не играл кто попало. И, повторимся, никакого техно-деса, а единственный эксперимент с введением в трек “Crown ov the Dead” чистых вокальных партий Рианны ван Дорст (Ryanne van Dorst) по образу и подобию классики Celtic Frost – просто краска к недоброй атмосфере альбома в целом. И если вам нужен современный, но классический и серьезный дес-металлический альбом с прекрасным звуком – можете смело прекращать свои изыскания на “Sermon Ov Wrath”.

Слушать альбом “Sermon ov Wrath” на YouTube:
AJATTARA
Lupaus

℗ 2017 Svart Records SVART 097 CD / ФОНО FO 1300 CD
9 tracks = 35'02"

Ajattara_17
Альбом группы Ajattara “Lupaus” на iTunes
Слушать альбом группы Ajattara “Lupaus” на Яндекс.музыке

Лидером вполне заслуженной, даже успевшей распасться и вновь возродиться финской группы Ajattara является бывший вокалист Amorphis Паси Коскинен (Pasi Koskinen), выступающий в ней частично и в роли гитариста – и из этого факта очень часто делаются некие не вполне правильные выводы. Еще один источник неверных представлений о группе – её собственное желание величать собственный стиль «дарк-металом» и наличие в бэк-каталоге акустического альбома “Noitumaa” (2009). Однако восьмая по счету и первая после «полураспада» группы в 2012 году работа Ajattara вызывает массу мыслей о том, что финским экстремальным металлистам часто свойственен довольно юмористический подход к собственному творчеству, неважно – намеренный или произведённый по принципу «так получилось». Конечно, Паси и его коллегам очень далеко до раннего Impaled Nazarene с их прекрасными названиями демо и альбомов вроде “Taog Eht Fo Htao Eht”, “Death Comes In 26 Carefully Selected Pieces” или “Die In Holland” – вроде бы Ajattara, избравшая своим названием имя языческого бога леса, и исполняющая материал на родном языке является серьёзным коллективом. Но это на первый взгляд, а потом замечаешь, что суровые парни на “Lupaus” заняты тем, что пристально рассматривают рудиментарный хэви-метал зари 80-х, а равно и блэк-метал в духе раннего Bathory будто бы строго с точки зрения брутальных лесорубов, для которых главное содержание жизни – вовсе не экстремальная музыка, но крепкие напитки и соревнования по профессиональному мастерству. При этом музыканты не бояться в пределах альбома в значительной степени варьировать звучание – так, в открывающей песенную программу номере “Saatanan Sinetti” мы имеет дело с откровенно технократическим подходом к блэк-металу, сдобренному в общем-то не блэковым вокалом. Да ведь подобные вокальные выкрутасы Паси и вовсе не к лицу… Далее Ajattara то склоняется к помпезности в духе Bathory и раннего Immortal, отдающего вагнерианстовом юных злобных пионеров (“Ristinkirot”), то в основном исследуют прямолинейный синтез блэк-метала в правильном смысле термина, NWOBHM («новой волны британского хэви-метала») и атмосферности, идущей от якобы плохой аппаратуры и якобы плохой студии. То есть “Lupaus” вновь оказывается альбомом сильно на любителя – но ничего, уж сильно любопытные поклонники Amorphis с ним ознакомятся, а там глядишь, и возрадуются: оказывается, что не всё, именуемое «блэк-металом», не подлежит прослушиванию.

Видеоклип к пьесе “Ave Satana”:

Прямая ссылка на этот ролик на YouTube.

Видеоклип к пьесе “Suru”:

Прямая ссылка на этот ролик на YouTube.
PINK CREAM 69
Headstrong

℗ 2017 Frontiers Music FRCD 823 / Irond IROND CD 17-1924
17 tracks = 77'20"

Pink_Cream_69_17
Альбом группы Pink Cream 69 “Headstrong” на iTunes
Слушать альбом группы Pink Cream 69 “Headstrong” на Яндекс.музыке

Можно сколько угодно неуместно шутить над тем, в том числе над тем, что-де группы, перевалившие в своей карьере в грамзаписи хорошо за второй десяток лет, неудержимо бронзовеют и превращаются в памятник самим себе. На самом деле ничего уж такого криминального в подобном отсутствии музыкальной эволюции нет – культурные люди называют подобное качество «стабильностью». И стабильность к лицу немецко-германскому составу Pink Cream 69 – альбом “Headstrong” можно рассматривать даже как бальзам на душевные раны тех, кто ждёт-ждёт новую студийную работу Rainbow, да всё никак не дождётся. Причем невозможно пускать в ход дежурные фразы вроде «музыканты демонстрируют здесь прыть необыкновенную» – эта самая «прыть» предопределена всей предыдущей обстоятельной и плодотворной карьерой группы. Окончательно обратившийся в лидера Pink Cream 69 бас-гитарист и продюсер Деннис Уорд (Dennis Ward) выстроил здесь звучание, близкое уже не к европейскому космополитическому мелодик-року 90-х годов и далее, но к британскому хард-року самого конца 70-х с нужной долей современной резкости и жёсткости – отсюда и первые приходящие в голову аналогии с, повторимся, Rainbow. Тыкать пальцем в Pink Cream 69 и обзывать их «немецкой группой» теперь совсем неуместно – звуковые хард-роковые аналогии выводят нас на параллель скорее с заслуженными датчанами Pretty Maids. И, как и многие группы «с историей», современная Pink Cream 69 – очень серьёзный коллектив именно за счёт подтянутого звука, а стилистическое разнообразие на “Headstrong” сведено до разумного минимума. А именно – до использование характерных для европейского AOR'а припевов в “Walls Come Down” и “No More Fear” и ненасильственного перетаскивания несколько оголтелой “Path Of Destiny” на территорию уже мелодик-метала. Должная же атмосферность в большой хэви-балладе “The Other Man” неукоснительно напоминает нам о середине 90-х, когда масса музыкантов старой школы пыталась извлечь из модного альтернативного звука немногое содержательное в нём. Кстати, о старой школе: едва ли не самый удивительный номер альбома – трек “Bloodsucker” (нет, не кавер-версия Deep Purple!), звучащая зато кавером неизвестной классики The Sweet и вызывающая моментальный «эффект группы Boston»: кажется, что ты слышишь его не в первый, а в 1001-й раз. Приятное дополнение – семь номеров с изданного в Европе концертного бонус-CD “Live @ Ludwigsburg” с записью 2013 года, также удивляющего качеством звучания и продюсирования. Остаётся только спросить, отчего бы у настоящего любителя хард-рока “Headstrong” ещё не стоит в коллекции?

Видеоклип к пьесе “Walls Come Down”:

Прямая ссылка на этот ролик на YouTube.

Текстовый видеоклип к пьесе “Man Of Sorrow”:


Аудиоклип к пьесе “We Bow To None”:


Аудиоклип к пьесе “Path Of Destiny”:
Задним числом я довольно сильно удивлён тому, что материал «На смерть музыканта. Крис Кельми, 1955–2019» вызвал столь сильный резонанс в русскоязычном секторе Интернета, а масса людей, к вящему удивлению, написала о том, что «узнала из этой статьи много нового». Клянусь, мне не хотелось перегружать материал излишней информацией, но оказалось, что и эти совершенно очевидные воспоминания оказались удивительно информативными для пользователя сети, измученного совершенно никаким уровнем размещаемой в сети, гм, информации. Спасибо за внимание к скромному труду, как говорится.

Были и вопросы, и самый распространённый из них звучал уместно и логично: «Ну почему же при своей жизни Крис Кельми не заслужил такого материала?»

Что ж, придётся кое-что рассказать. И да, опять для кого-то очень неприятное.

Ваш автор всегда были и остаётся сторонником написания материалов про артистов или коллективы только в тот момент, когда к этому есть информационный повод. К огромному сожалению, когда в 1995 году такой инфоповод неслабого масштаба действительно возник, то есть московская фирма Sintez выпустила на CD «Лавка чудес» памятный многим из нас магнитофонный альбом 1978 года (нет, термина «магнитофонный альбом» тогда ещё не существовало!) группы «Високосное лето» (к сожалению, без сюиты «Прометей прикованный») автор находился бесконечно далеко от всяческого печатного мэйнстрима. Да и, честно говоря, о выпуске собственно CD автор узнал лишь чуть не год спустя – таков был интерес родной «качественной прессы» к действительно важным музыкальным релизам и в, казалось бы, травоядные доинтернетные времена. То есть песни с «Лавки чудес» так и не прозвучали в передаче «Рок-интенсив» на Радио России.

Понятно, что в последующие годы статья о Крисе и его творческих подвигах 70-х и 80-х была также не нужна – журналистская свора считала его за полуважного светского персонажа ночной жизни Москвы и просто «человеком тусовки» (©, к сожалению). Однако наступил 2001 год, и казалось, что нужный момент для капитальной статьи настал.

Поводом на сей раз оказался выпущенный в оперативно свёрнутой серии всего из трёх CD-релизов «Русский рок-н-ролл» сборник группы «Рок-ателье» «Я пел, когда летал», куда оказались включены и все 11 треков группы 1980–1982 годов, которые должны были войти в так и не изданный «Мелодией» в 1983 году LP группы. Как известно, пять вещей из них всё же были изданы на двух миньонах – гибком «Распахни окно» (1981) и нормальным EP «Если метель…» (1982). Что ещё приятнее – о написании рецензии на альбом с известным историческим уклоном в материале меня попросил лично Крис, в феврале 2001 года объявившийся в редакции «МК» и лично вручивший мне CD со словами: «Напиши, как ты можешь – у других точно не получится… Тебе ничего не надо рассказывать – ты нас тогда слушал и даже на нашем концерте был». Речь шла о концерте «Рок-ателье» 13 мая 1983 года в моём родном МИЭТе, каковой концерт мы даже пытались записывать на катушечный магнитофон с FOH-пульта, да только крайне неудачно.

С совершенно серьёзными намерениями ваш автор взялся за работу, однако, учитывая тогдашний объём приложения «Джокер-МК», публикация получиться большой не могла, хотя и планировалась как передовица следующего номера приложения. В общем, я уложился в 4 000 печатных знака и принялся ждать результата.

Далее всё вышло как всегда – поскольку Крис по неизвестной мне причине считался «другом редакции “МК”» (очевидно, важным другом), то без визы как бы главного редактора воскресного выпуска «МК» петьки спектора, о личных и деловых качествах которого я здесь совершенно не хочу распространяться, он выйти не мог. Немного предсказуемо – распечатка материала вернулась ко мне с размашистой резолюцией петьки через весь лист: «О друзьях так не пишут». Как именно пишут о «друзьях» – осталось неизвестным, и вместо данного обзора в газету пошёл совершенно нейтральный и никакой материал, не помню кем и написанный, в котором факт выпуска сборника «Я пел, когда летал» то ли не упоминался вообще, то ли упоминался одной фразой.

Я же честно позвонил Крису и сообщил ему, что материал не выйдет, и кратко объяснил, почему. За материал биться никто не стал, а мне это было тем более не нужно – в тот момент было ясно, что мои деньки в «МК» сочтены. Далее я пытался пристроить несколько изменённый материал в журнал “PLAY”, однако и там он никакого понимания не встретил, эдак в духе: «зачем писать про немодного и старого совкового артиста?» То есть в “PLAY” всё закончилось хотя бы рецензией на альбом «Я пел, когда летал».

Хорошо бы, конечно, разыскать в своём бумажном архиве в пучинах дивана ту самую распечатку изначальной статьи для «Джокера-МК» с пьяной резолюцией наискосок, отсканировать, да и выложить в сеть. Родина должна знать не только своих героев, но и антигероев…

Chris_Kelmi_CD-both_300

Однако без скорой и толковой объединённой ретро-рецензии на «Я пел, когда летал» и сборник Криса “Grand Collection” (2002, «Квадро-диск») дело теперь точно не обойдётся. Хотя “Grand Collection” никакими достоинствами, кроме канонической, то есть со сборной командой наших рок-звёзд версии пьесы «Замыкая круг» совершенно не блещет.
Земную жизнь пройдя гораздо более чем до половины, ты не то что понимаешь, а просто знаешь о том, что совпадений в нашем мире, тем более мире отечественного, условно говоря, шоу-бизнеса, не так уж и много. Однако нельзя отделаться от чувства, что новейшие интернет-разборки якобы молодых либо «модных и актуальных» как бы музыкальных обозревателей о том, кого из криворуких музыкантов сверхнового поколения считать нужными для молодой России, а кого – нет, не зря совпали по времени с кончиной одного из тех настоящих Музыкантов, стоявших у истоков русскоязычного, а никакого не «русского», рока. То есть нормальной рок-музыки совершенно западного образца, но с нормальными, а не какими-то там якобы протестными текстами на родном языке… Да, Крису Кельми за свою жизнь довелось написать немало песен, которые по-хорошему входят в золотой фонд нашей рок-сцены, очерченной временными рамками 1977–1987.

Те, для кого имена андерграундной ещё советской рок-сцены 70-х – не пустой звук, прекрасно помнят, что аура таинственности и некоей, как бы сейчас выразились, «продвинутости», окружавшей вторую после «Машины времени» по популярности московскую рок-группу «Високосное лето» становилась ещё таинственнее после рассказов счастливых свидетелей о её концертах. Все иные запретные плоды тогдашнего рок-движения меркли после баек о том, что в «Високосном лете» играет музыкант («кажется, клавишник» – как выражались те же свидетели), который в одной инструментальной пьесе изображает из себя скелет, прыгая в соответствующем костюме в свете стробоскопов! Самодельное студийное демо «Високосного лета» в народе особого хождения не имело, концертных записей «Високосников» тоже было не сыскать, и сильно положительное мнение о группе складывалось благодаря этому шоу-эпизоду.

Крис_Кельми_1977_500Получается, что Крис Кельми – а по сцене в шокирующем для той страны и той эпохи наряде скакал именно он – этим шоу напророчил собственное странное будущее: в глазах публики, пусть даже не пресловутой «широкой», он всегда выглядел не тем, кем был на самом деле. Своеобразный композитор, явно творивший себе кумиров, как сейчас слышно, из умного британского поп-рока 70-х и, в пьесах посложнее, из группы Supertramp, вошел в нашу общеупотребительную историю не как музыкант, а как светский персонаж не лучшего качества, написавший всего одну песню «Ночное рандеву», и судившийся с кем-то из-за неё… Действительно, очень жаль: будучи своеобразным и очень узнаваемым мелодистом, Крис создавал песни, которые в лучших ситуациях могли бы стать становым хребтом нашей поп-роковой сцены. Мнение о Крисе, как мнимо несерьёзном музыканте подкреплялось ещё и тем, что во времена «Високосного лета» он отвечал за то, что в рамках разнообразного материала состава сами музыканты почитали за поп-составляющую. Конечно, знакомая по переизданию единственного магнитоальбома «Високосного лета» на CD «Мона Лиза» – абсолютный хит, так же как и никогда не записанные «Так надо», а равно и песни-посвящения коллегам из групп «Удачное приобретение» и «Машина времени». А с другой стороны в серьёзной части программы пьес Криса хватало: великолепная баллада «Мир деревьев», крайне малоудачно переарнажированная и исполнявшаяся в конце 80-х; взрывная «Песня о бунтаре» и совершенно гипнотический эпик «Похититель снов»… Поэтому никого не удивило, что после роспуска «Високосного лета» в мае 1979 года Крис, даже всегда будучи любителем поиграть песни Slade с бас-гитарой в руках, уже в сентябре не отказался от предложения своего бывшего коллеги Александра Ситковецкого и примкнул как второй клавишник к ещё никому не известной группе «Автограф», который в результате в самом начале 1980-го получил тайную славу как «новый состав “Високосников”», хотя прежде всего идеологически это было неверно. Крис продержался в составе «Автографа» только до мая того же года, успел отыграть с группой на историческом рок-фестивале «Весенние ритмы. Тбилиси-80» и записать с коллегами шесть номеров. Один из них, «2000 лет» с музыкой собственно Криса, в новой аранжировке неожиданно свежо прозвучал на юбилейных концертах «Автографа» 2005 года.


Прямая ссылка на этот ролик на YouTube.

Но, конечно, Крис Кельми 80-х – это в первую очередь его собственная группа «Рок-ателье», 24 сентября 1980 года сменившая в стенах Театра им. Ленинского комсомола прославленный «Аракс». И опять – все помнят о театральной работе «Рок-ателье» в спектаклях «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», «Люди и птицы» и, в особенности, «Юнона и Авось», но даже сейчас мало кто знает, что группа под руководством Криса и покойного Павла Смеяна не так уж редко выступала с полноценной концертной программой в окрестностях Москвы. Немногие, помнящие эти выступления, восхищаются ими и сейчас – мало, что «Рок-ателье» за счет пребывания в театре имела отличный сценический аппарат, так и программа по тем временам удивляла сочетанием вроде бы несочетаемого – основанные на поп-мелодике песни Криса уравновешивались непривычными фанковыми пьесами Павла. К единому знаменателю этот экзотический коктейль приводили насыщенные и изысканные инструментальные аранжировки, благодаря которым пьесы «Взлёт (Посадки не будет)» и «Люди и птицы» даже и до сих пор нет-нет, да и мелькнут на отечественных поп-сборниках. Остаётся только пожалеть, что отличный десятипесенный альбом «Рок-ателье» в 1983 году так и не прошел, что неудивительно для тех лет, худсовета «Мелодии», и широкому слушателю пришлось утешаться только двумя миньонами – гибким «Распахни окно» (1981) и уже нормальным «Если метель…» (1982), разошедшимся в те годы каким-то совершенно умопомрачительным тиражом. А программа «диска-гиганта», как тогда выражались, полностью увидела свет лишь в 2000 году на ретроспективном CD-сборнике «Рок-ателье» «Я пел, когда летал», прошедшему, увы, фактически незамеченным.

Однако к началу перестройки «Рок-ателье» стало напоминать проходной двор – одно время в состав группы входил даже покойный ныне Александр Барыкин, группа «Карнавал» которого на тот момент была разогнана функционерами Министерства культуры. И так ли удивительно, что весной 1987 года Крис принял предложение Ованеса Мелик-Пашаева и оказался с совершенно новым составом «Рок-ателье» в одной концертной программе с излишне разрекламированным «Чёрным кофе». Это были другие и не самые известные слушателю песни – альбом «Мы знаем» (1988) на фоне тогдашнего условного рок-половодья прошёл почти незамеченным за исключением отчётливого поп-хита «Ночное рандеву», в результате принесшего своему создателю массу неприятностей в форме непонятных судилищ за его вокальную дорожку. Несмотря или благодаря этому медиа-скандалу «Мы знаем» так и не переиздан на CD даже 30 с лишним лет спустя! Однако именно этот не самый внятный период существования «Рок-ателье» принёс Крису тот большой хит, по которому его будут помнить все те, для кого история московской рок-сцены 70-х и 80-х – не пустой звук. Пьеса «Замыкая круг», исполненная сборной командой первых имён нашей профессиональной рок-сцены от Александра Градского до Марины Капуро, не только попала, что сейчас видится совершенно невероятным, в новогодний «Голубой огонёк-1988», но и имела все шансы стать гимном нашей рок-сцены на века. Этого, однако, не случилось. Качественный поп-рок «Рок-ателье» и его лидера оказался никому не нужен с приходом двухкопеечной сахариновой попсы, один из первых лиц которой, что символично, предложил сейчас денег на похороны Криса, а там и 90-е уже были не за горами. К огромному сожалению, Крис чересчур всерьёз воспринял поганый журналистский постулат той эпохи, что «лучший рок-н-ролл – это русская попса», результатом чего стали предельно невразумительные песни, написанные в соавторстве с различными псевдогламурными текстовиками и выступления на далеко не лучших поп-сборищах. Как говорится, из такой песни тоже слов не выкинешь, и всё же мы ещё столкнулись с настоящим Крисом-муыкантом, а не сомнительным светским персонажем – тому примером уже упоминавшийся альбом «Я пел, когда летал» и участие в московском реюнион-концерте «Автографа» в июне 2005 года в «Олимпийском».


Прямая ссылка на этот ролик на YouTube.

Но свора трескучих пидоров и блядских дочек больших начальников, окопавшаяся на федеральных и иных телеканалах, не говоря уж о прочих СМИ, ни о каком Крисе-музыканте и слышать не желала. Дело дошло до того, что в Интернете невозможно обнаружить фото Криса эпохи его рок-героизма – портрет в этом материале является скриншотом из дипломного ГИТИСовского фильма «Шесть писем о бите» 1978 года.

Автор этих строк знал Криса именно как музыканта и просто хорошего человека, и ему непонятно, какая дьявольская сила влекла его на эти малахольные телепосиделки с громкими воплями, где речь шла о чём угодно, но только не о музыке. Возможно, музыкант полагал, что эти появления на экране как-то поспособствуют его возвращению в музыку, на что он, судя по его разговорам в последние годы, всё же надеялся. Увы, образ Криса стал окончательно ассоциироваться не с рок-н-роллом, но алкоголем и антиобщественным поведением – в том смысле, как это понимают поклонники трескучих телепидоров. То есть и в последнее десятилетие Крис играл роль не того человека, которым он был в действительности… Ничего не остаётся, как снять шляпу перед решением похоронить музыканта тайно – в противном случае количество лиц, желающих попиариться на кончине человека, которому они и в подмётки не годились, окажется зашкаливающим до неприличия.

Трескучие телепидоры, пожалуй, ещё чуть-чуть повякают об одном из рок-героев нашей юности, да и забудут. Оно и к лучшему. Но наш долг, как людей, не предающих идеалы своей молодости – переиздание всего песенного наследия «Рок-ателье» в надлежащем формате и объёме. И невозможно забыть музыканта, который в далёком 1971 году робко позвонил в дверь квартиры такого же юного Александра Ситковецкого и задал вопрос вполне в духе тех лет: «Скажи, а ты и есть тот парень, что умеет играть на гитаре соло из “Let It Be”?» Тогда у двух друзей состоялась совершенно уникальная рок-карьера – и не хотелось бы, чтобы имя Криса Кельми в контексте этой карьеры и вне её оказалось забыто.

И это незабвение, уж простите за пафос – долг нашего поколения. Долг, теперь уже связанный и с трудом переизданий. Прощай, Музыкант.


Прямая ссылка на этот ролик на YouTube.
GRENOUER
Blood On The Face – Deluxe Edition
(Digipak)
℗ 2013 / 2018 Mazzar MZR CD 830
14 tracks = 49'23"

GRENOUER
Unwanted Today – Deluxe Edition
(Digipak)
℗ 2015 / 2018 Mazzar MZR CD 831
14 tracks = 42'31"

Grenouer_13_15_Deluxe
Альбом группы Grenouer “Blood On The Face – Deluxe Edition” на iTunes
Слушать альбом группы Grenouer “Blood On The Face – Deluxe Edition” на Bandcamp

Альбом группы Grenouer “Unwanted Today – Deluxe Edition” на iTunes
Слушать альбом группы Grenouer “Unwanted Today – Deluxe Edition” на Bandcamp

Историко-музыкальная справедливость восторжествовала, что в отечественных условиях бывает нечасто: нашему слушателю возвращены – или, если угодно, впервые представлены в российских изданиях – два последних альбома питерского состава Grenouer. Высказываться в столь пафосных и возвышенных тонах заставляет то обстоятельство, что “Blood On The Face” (2013) и “Unwanted Today” (2015), изначально выходившие с другим и куда более прямолинейным оформлением на бельгийской фирме Music Avenue / Mausoleum являются работами, уникальными не только для национальной хэви-сцены – подобных альбомов при непросматривающихся прямых аналогиях как минимум среди больших имён и во всём мире ещё нужно поискать. На самом деле можно провести не очень аккуратную параллель и сравнить значение этих альбомов для современной русской тяжелой музыки с тем значением, который имел дебют знаменитых калифорнийцев Fear Factory “Soul Of A New Machine” (1992) для мирового рок-сообщества. Да, с точки зрения собственно материала никаких параллелей здесь нет – но вот с выведением отдельных субстилей в иное, выразимся так, музыкальное измерение на обоих альбомах Grenouer дело обстоит отлично, как и почти 27 лет назад у только что упомянутой работы Fear Factory. Питерцы удивляют и даже шокируют весьма неочевидным подходом к исполнению практически брутального материала и загоняют слушателя в лабиринт загадок. Однако квартет не сразу двинулся по очевидному и лёгкому пути, который был намечен мини-альбомом “Computer Crime” (2011) – к содержательному эксперименту по сращиванию хэви-метала и альтернативного пост-рока на “Blood On The Face” имеют отношение лишь номера, впервые представленные как раз на “Computer Crime”, а именно среднетемповые пьесы “Golden Years” и “Rejected” и баллада “See No Sun”, схожая, не удивляйтесь, с ранним Pink Floyd. Стихия Grenouer здесь – это монументальный среднетемповый материал с распевной мелодикой и чистым вокалом, поданный в обрамлении могучих гитарных риффов как раз в духе Fear Factory, Strapping Young Lad и индустриальных ремиксов Megadeth начала 90-х и скромных электронных созвучий. Эмоциональная вершина альбома – сверхмелодичная композиция “Sands Of Silence”, которая напрашивается в саундтрек неснятого фильма о героико-патриотических деяниях представителей давно сгинувшей могущественной цивилизации. Зато “Unwanted Today” в полной мере оказался продолжением генеральной линии “Computer Crime” в масштабах большинства композиций программы – как минимум в семи номерах CD отчетливо слышен инструментальный второй план композиций, а именно чистые атмосферные партии электрогитар, напоминающие в «пост»-контексте концепции песенного материала опять же о Pink Floyd. Меньше всего здесь имеет отношение к таковой концепции, как ни странно, титульный номер, а пьесы “A Little Too Obsessed” и “On A Rainy Day” можно скорее назвать пост-трэшем. Еще одна исключение – модерн-трэшевая в хорошем смысле полубаллада “Point Of No Return”. В целом же альбом можно назвать триумфом чистоты звучания – однако многие меломаны и даже соратники музыкантов будут удивлены не только этому звуку, но и обилию упомянутых пост-роковых элементов, и оттого обидно обзывать творчество Grenouer «альтернативой». Хотя, как известно, альтернативный рок предполагает как раз грязь и неразборчивость в звучании…

Оговоримся ещё раз, что звук обоих альбомов очень чист и одновременно насыщен – эти работы затягивают слушателя, и каждое следующее прослушивание обращает внимание на новые детали аранжировок. Тем более это заметно на данных переизданиях, где новый мастеринг привёл звучание обоих работ «к общему знаменателю» – по сравнению с оригиналами в верхнем диапазоне прозрачности и разборчивости даже прибавилось, зато середина стала более кранчевой. Окончательную точку в важности альбомов ставит наличие на них не самых обязательных, но приятных бонус-треков (акустические пьесы “Sands Od Silence (Acoustic Version)” и “Alone In The Dark” на “Blood On The Face” и кавер-версия “Redshift” Paradise Lost на “Unwanted Today”, ранее представленная на трибьюте “The Plague Inside: A Tribute To Paradise Lost”, 2016) и серийное оформление не нуждающегося в представлении эксперта Владимира Чебакова. В таком виде эти работы Grenouer более чем достойны занять место в коллекции всякого, а не только отечественного, любителя тяжёлой музыки, на деле, а не на словах стремящегося к расширению горизонтов своей эрудиции.

Видеоклип к пьесе “Alone In The Dark”:

Прямая ссылка на этот ролик на YouTube.

Видеоклип к пьесе “Redshift”:

Прямая ссылка на этот ролик на YouTube.
ARTHEMIS
Blood • Fury • Domination

℗ 2017 Scarlet Records SC 317-0 / ФОНО FO 1281 CD
10 tracks = 40'31"

Arthemis_17
Альбом группы Arthemis “Blood • Fury • Domination” на iTunes
Слушать альбом группы Arthemis “Blood • Fury • Domination” на Яндекс.музыке

Вряд ли многие за пределами Италии слышали о группе Arthemis, а меж тем “Blood • Fury • Domination” – её восьмой (!) студийный альбом с 1999 года, при этом, правда, дебют на национально ориентированной фирме Scarlet Records. Так и сами музыканты Arthemis для неискушённого слушателя звучат как иностранцы в собственном отечестве – они не стремятся копировать Rhapsody (во всех вариантах этого состава) и не пытаются стать очередной национальной копией Dream Theater разной степени упрощённости. Стихия группы – пауэр-метал интернационального образца, но с большим удельным весом трэшевых элементов и не самой малой примесью американского мэйнстримового индастриал-метала. Правда, нужно отметить, что гитарист Андрея Мартоньелли (Andrea Martongelli) и его коллеги не пытаются сварить из этих компонентов совсем уж неусвояемый компот – пауэр-трэш и поп-индастриал разведены по разным пьесам, да и индастриала не сказать, чтобы на альбоме было многовато. Точнее говоря, он не режет ухо, а в чистом виде представлен разве что электронными созвучиями в номере “Black Sun” и в на самом деле рок-н-ролльным треке “Inner-Fury Unleashed”, написанным будто бы с большой оглядкой на заокеанские арены, если не стадионы. Но стадионы Arthemis с нынешним музыкальным изобилием не светят точно, так что лучше подойти к “Blood • Fury • Domination” с противоположного полюса, а именно пьесы “Dark Fire”, своей мелодикой и захватывающими припевами вызывающей небезосновательные подозрения – уж не является ли она неизвестным ауттэйком прославленных немцев Gamma Ray? То есть сказать, что альбом вызывает некие отрицательные эмоции, невозможно – но и ничего особо выдающегося по нынешним временам здесь нет, невзирая на отменное качество продюсирования и запредельный энтузиазм и неслабые технические умения музыкантов, явно перевешивающие в сумме их композиторские способности. Наверное, у себя на родине Arthemis – желанный гость всяческих площадок, особенно фестивальных, именно благодаря этому обстоятельству. Но у слушателя, обитающего за пределами страны в форме сапога, к “Blood • Fury • Domination” будут иметься две серьёзных претензии, а именно раздражающая своей совершенной «никаковостью» атмосферная баллада “If I Fall” и отталкивающее оформление обложки буклета, не подходящее альбому чисто стилистически. Хотя, честно говоря, вряд ли создатели этой работы так уж озабочены международным успехом своего детища – по прослушиванию альбома целиком такого ощущения никак не возникает.

Слушать альбом “Blood • Fury • Domination” потреково на YouTube:
DEAD POINT
Ultraviolence Of Grotesque

℗ 2017 More Hate Productions / ФОНО FOP 114 CD
20 (21) tracks = 49'28"

Deadpoint_17
Альбом группы Dead Point “Ultraviolence Of Grotesque” на iTunes
Слушать альбом группы Dead Point “Ultraviolence Of Grotesque” на Яндекс.музыке

Похвально, когда экстремальный состав одновременно и следит за толковым звучанием своих работ, и одновременно стремится к расширению собственных творческих горизонтов. Это именно то, что очень вкратце можно сказать о третьем альбоме сочинской группы Dead Point, изначально избравшим своей стезёй совершенно прямолинейный, по-молодому зверский дес-метал с малодешифруемым вокалом Владимира Блаватского, каковой субстиль рождается из наиболее радикальных форм трэш-метала будто бы прямо у нас на глазах. Особенно отрадно качество записи и сведения “Ultraviolence Of Grotesque” – слышно, что музыканты ориентируются именно на «корневой» дес-метал самой зари 90-х, и потому отдельные трэшевые пассажи гитариста Сергея Селивёрстова не выглядят в звуковой панораме неестественными или ненужными элементами. Любители подобной музыки несомненно оценят этот факт, а нелюбители смогут возрадоваться тому, что номера с такими почти бесконечными названиями отличаются очень экономичным хронометражом – всего лишь одна пьеса альбома дотягивает до четырёх минут. Но вот что может вызвать у тех же любителей большие вопросы – это как раз уже упомянутое расширение горизонтов, представленное здесь, впрочем, не в том масштабе, чтобы отпугнуть всех и сразу. Будем считать, что появление чистого вокала Ольги Черкасюк в ряде пьес (особенно обильно – в “ Is There Awaiting Darkness Or Long-Awaited Light?” и “Through Pain And Reborn Extending Vain Life”), так же как и чистых мужских вокальных партий (“All Pass And Perish In The Emptiness”) – это не более чем эксперимент, ведь без подобных «приправ» слушание столь радикального по звучанию альбома для кого-то может превратиться в невероятную муку. К разряду такой же выразительной краски стоит отнести и смелый эксперимент с введением в трек “So One Time You'll Get What You Really Deserve” массы элементов натурального американского модного белого рэпкора вполне в духе Linkin Park. Но если подходить к альбому с точки зрения как раз не упёртого в чистоту субстиля слушателя, то техническое совершенство записи совершенно искупает столь неожиданные повороты и навороты, в конечном счёте идущие группе лишь на пользу.

Слушать альбом “Ultraviolence Of Grotesque” потреково на YouTube:
НЕ ХУДШИЙ ПРИМЕР ДЛЯ ПОДРАЖАНИЯ

Гамбургский квартет Gamma Ray был и остается уникальным аутрайдером богатой на таланты немецкой хэви-сцены: пока многие группы не самым необходимым образом экспериментируют со стилями, попутно непрерывно переходя с лейбла на лейбл, бывший лидер Helloween, певец и гитарист Кай Хансен (Kai Hansen) спокойно пожинает плоды верности мелодическому спид-металу, ошибочно принимаемому ныне за пауэр-метал, и фирме Sanctuary в неизменном с конца 1996 года составе. Накануне выхода 26 сентября восьмого студийного CD Gamma Ray "Majestic" Кай нашел время, чтобы поделиться с нашим автором соображениями о серьезных текстах песен, необходимости концертной работы, возможном скором появлении Gamma Ray в России и, самое главное, – о новом альбоме.

Gamma_Ray_2005_interviewPLAY: Многие считают, что после выпуска концертного альбома серьезная рок-группа начинает новый этап своего существования. Считаешь ли ты, что выпуск "Majestic" – начало нового периода в истории Gamma Ray?

Кай Хансен: На сегодняшний ммент об этом очень трудно и даже преждевременно говорить – ведь альбом пока еще даже не издан. Однако мы работали над "Majestic" с большим душевным подъемом – впрочем, для группы, существующей почти девять лет в неизменном составе, это очевидно – и нам самим кажется, что альбом у нас получился замечательный. Я очень хочу верить, что поклонники воспримут "Majestic" как вестника нового этапа в истории Gamma Ray, а если будет так – что ж, и мы в это поверим.

PLAY: Почему работа над "Majestic" продолжалась так долго?

КХ: Мы были очень заняты все четыре года, которые минули с момента записи альбома "No World Order!" – во-первых, за это время мы провели мировое турне, а затем – совершенно отдельный тур по Южной Америке, записали и выпустили концертный альбом и съездили в несколько коротких промо-туров, которые, как ты понимаешь, также отнимают немало времени. Лично я к тому же был задействован в продюсировании нашего концертника, а также двух альбомов группы Stormwarrior. Плюс ко всему наш барабанщик Дэн Циммерман был занят работой в своей группе Freedom Call – они за это время успели выпустить два студийных альбома и концертник, а гитарист Хеньо Рихтер вместе с Дэном продолжал выступать в составе их старой кавер-группы Uriah Heep – Easy Livin' Band. Мы начали писать новый материал и отрабатывать его на репетициях почти четыре года назад, но все эти обстоятельства очень затянули работу над альбомом. А когда в декабре прошлого года мы начали записывать "Majestic", то вскоре обнаружили, что помещение нашей старой студии и прилегающие строения проданы под строительство какого-то очередного торгового центра! Пришлось переносить студию в новое место, и теперь я могу сказать прямо – в эдаких условиях мы ухитрились достаточно быстро записать альбом, а то на сам процесс записи могло уйти года два…

PLAY: Означает ли помещение на обложку нового альбома Gamma Ray карты мира тот факт, что твоя группа продолжает интересоваться современной политикой и это так или иначе отражается в текстах песен?

КХ: Да, мы по-прежнему пристально следим за тем, что происходит в мире – и, честно говоря, все происходящее нас не сильно радует. Именно поэтому я все время настаиваю на том, что Gamma Ray должна оставаться уникальной в текстовом смысле группой – мы писали и будем писать тексты о том, что происходит вокруг нас в масштабах земного шара. Я считаю, что подобные тексты – еще одна специфическая черта Gamma Ray, резко отличающая нас от других хэви-групп.

PLAY: Так считаешь ли ты, что заботящейся о своей карьере хэви-группе в наше время для достижения успеха необходимо писать действительно глубокие и серьезные тексты песен?

КХ: На самом деле – нет, это дело каждой отдельной группы, какие тексты ей писать, ведь главное, за что группа становится любимой слушателями, – ее музыкальный материал. Но для нас это действительно важно – впрочем, я тебе об этом только что говорил.

PLAY: Возвращаясь к концертным альбомам: масса критиков благожелательно сравнила ваш двойник "Skeletons In The Closet" (2003) с такими образцами концертного рок-творчества, как "Made In Japan" Deep Purple (1972) и "Strangers In The Night" UFO (1979). Почему же концертник Gamma Ray оказался столь замечательной работой?

КХ: Для нас "Skeletons In The Closet" стал просто очень важной работой – он позволил нам самим убедиться, насколько же замечательно звучит в концертных условиях наш состав и, во-вторых, мы дали полное представление поклонникам Gamma Ray, никогда не бывшим на наших концертах, что это такое – живое выступление группы. Словом, мы выпустили наш концерт из зала в окружающий мир. Качеству нашей единственной концертной работы в последнем составе очень поспособствовало то, что к осени 2002-го мы стали совершенно фантастическим в плане сыгранности составом, и к тому же мы записывали "Skeletons…" за пределами Германии, где публика всегда относится к нам очень требовательно. И, с моей точки зрения, у нас получился действительно отличный альбом. Не скрою, мне было очень приятно читать рецензии, где "Skeletons…" сравнивали с "Made In Japan", "Strangers In The Night" или "On Stage" Rainbow – моими, между прочим, любимыми концертниками.

PLAY: Много говорится о том, что Gamma Ray сочиняет и исполняет материал, который является изощренными пародиями на творчество иных известных групп и даже мэйнстримовых поп- и рок-исполнителей. Обоснована ли подобная точка зрения?

КХ: Я думаю, нет. Но поскольку мы являемся опытными музыкантами с давно сложившимися вкусами, нет ничего удивительно, что каждый из нас нет-нет да и вставит в ту или иную песню почти точную цитату из творчества своего кумира. Но никто не будет спорить, что собственный стиль и звук Gamma Ray узнаваем моментально. И если наши отдельные песни сравнивают с творениями Judas Priest, Manowar, Queensrÿche или даже Элтона Джона (Elton John) и ABBA, мы можем воспринимать такие сравнения лишь как комплименты в наш адрес. Значит, мы ничем не хуже тех групп и исполнителей, творчество которых мы очень любим!

PLAY: Поскольку Gamma Ray записала несколько весьма интересных кавер-версий рок-классики на своих студийных CD, не возникало ли у тебя желания записать целый альбом подобных кавер-версий?

КХ: Да, кавер-версии у нас получаются очень хорошо – критики постоянно твердят об этом, но подобный альбом мы не планируем. Конечно, для нас не составило бы труда набрать кавер-версий на целый CD, как это сделала группа Helloween, но нам гораздо интересней играть собственные песни! Однако могу сказать, что в ходе осеннего турне мы будем исполнять новые кавер-версии, в том числе кое-что из старинных песен американцев Virgin Steele.

PLAY: Легко ли работать в составе группы, музыканты которой зачастую бывают загружены своими собственными проектами?

КХ: Легко, но только не именно в тот момент, когда твои коллеги заняты работой над собственным материалом!

PLAY: А почему, по-твоему, немецкие хэви-группы отличает столь завидное качество как в смысле написания материала, так и в смысле его исполнения?

КХ: Думаю, это происходит потому, что у немецкой хард-н-хэви сцены очень долгая и успешная история. Даже я, музыкант старшего поколения, могу сказать, что когда мы только начинали полупрофессиональную деятельность, Scorpions и Accept были для нас просто богами, на чей уровень мы и ориентировались. А теперь многие молодые музыканты делают себе кумиров из старого Helloween и Running Wild, да и из Gamma Ray тоже – что ж, это не худшие примеры для подражания. Пока молодые музыканты будут писать песни и исполнять их, помня о том, что им необходимо стремиться к высокому профессиональному уровню, немецкая хэви-сцена будет оставаться очень сильной.

PLAY: На современной рок-сцене, в том числе и немецкой, в наши дни полно полупрофессиональных групп, музыкаты которых занимаются творчеством в свободное от работы время. Но где же, по-твоему, проходит черта, отделяющая рокера-профессионала от любителя?

КХ: Это, безусловно, большой концертный опыт. Есть масса почти самодеятельных групп, записывающих очень неплохие альбомы, но мало выступающих – и поэтому на сцене они звучат несколько неестественно, им сильно не хватает концертной энергетики. А настоящая профессиональная группа сметает своим концертным звуком все – но для этого необходимо играть и репетировать крайне регулярно и, само собой, пусть изредка, но ездить в турне, где ты играешь концерты в любых условиях.

PLAY: В чем отличие современного состава Gamma Ray от предыдущих составов группы?

КХ: За восемь с лишним лет мы настолько сработались друг с другом, что стали практически одной семьей, и у нас совершенно не возникает проблем друг с другом ни в плане каких-то мелких придирок, ни в плане совместной работы. Нас не обижает, если кто-то работает в качестве продюсера или музыканта за пределами Gamma Ray. В старых составах группы, к сожалению, взаимные обиды не были редкостью…

PLAY: Почти все известные немецкие хэви-группы уже выступали в Москве, а некоторые – и не по одному разу. Почему же Gamma Ray так до сих пор и не доехали до России?

КХ: На самом деле в 1992 по 2002 год нас приглашали в Москву четыре раза – и всегда что-то обламывалось в самый последний момент. В 1992-м, когда мы должны были играть на фестивале на площади перед Белым Домом, у нас уже и визы были в паспортах проставлены, но организаторы прекратили всякие контакты с нашим менеджментом менее чем за неделю до фестиваля, и мы никуда не поехали. Еще как-то нам сказали, что нас не пустят в Москву из-за недавних бесчинств футбольных фанатов… Но сейчас, я уверен, все позади – в настоящий момент мы ведем переговоры с серьезными промоутерами и надеемся наконец-то выступить в Москве в декабре.

ТЯГА К ДОБРЫМ ПЕСНЯМ

Не подлежащие сомнению композиторские и исполнительские таланты Кая Хансена имеют под собой крепкую рок-основу – любимыми группами юного Кая были The Sweet и Uriah Heep. Именно поэтому Gamma Ray всегда исполняла кавер-версии материала, труднопредставимого в репертуаре иных хэви-групп, причем исполняла их, сочетая академизм и близость к оригиналу со своей собственной неповторимой подачей. По большому счету, список кавер-версий Gamma Ray по-хорошему достоин удивления.

Gamma_Ray_2005_covers

"Look At Yourself" (в оригинале исполнена группой Uriah Heep в 1971 году). Весьма прямолинейная кавер-версия включена в дебютный альбом Gamma Ray "Heading For Tomorrow" (1990).

"Gamma Ray" (Birth Control, 1972). Классическая пьеса одних из основоположников немецкого национального краут-рока превращена в натуральный гимн группы на CD "Insanity And Genius" (1993) и, в урезанном виде, на сингле "Future Madhouse" (1993).

"Return To Fantasy" (Uriah Heep, 1975). Замечательная в своей прямолинейности и энергичности пьеса планировалась в качестве бонус-трека японского издания CD "Somewhere Out In Space" (1997), но затем, вследствии ошибки работников фирмы, перепутавших (похоже, намеренно) мастер-CDR при отправке на заводы, попала и на общемировой тираж альбома.

"Long Live Rock'n'Roll" (Rainbow, 1978). Не слишком удачный и какой-то суетливый бонус-трек японского издания CD "Powerplant" (1999) оказался также включен в трибьютный сборник "Holy Dio: A Tribute To The Voice Of Metal – Ronnie James Dio" (1999)

"Heavy Metal Mania" (Holocaust, 1980). Очень необычная неоклассическая версия главного хита полузабытых бойцов "новой волны британского хэви-метала" изначально записана на японском макси-сингле "Rebellion In Dreamland" (1995), а впоследствии по многочисленных просьбам фэнов включена бонус-треком в делюкс-переиздание албома "Land Of The Free" (1995). Концертная версия представлена на альбома "Live '95" (1996).

"Angel Of Death" (Thin Lizzy, 1982). Очень толковая почти спид-металлическая аранжировка и без того неласкового номера стала бонус-треком японского издания CD "No World Order!" (2002).
IN EXTREMO: ХЭВИ-МЕНЕСТРЕЛИ

В наше время, когда примерно каждый четвертый хэви-состав старушки-Европы норовит играть то, что он сам почитает за "средневековый металл", то есть среднетемповые песни с обилием ревущих электрогитар и пищащих волынок, впридачу спетые на родном языке исполнителей, впору вспомнить о тех, кто придумал этот неожиданно жизнеспособный гибрид десятилетие назад. Благо изобретатели этого модного субстиля, немцы In Extremo живы-здоровы: у них вот-вот выйдет восьмой студийный альбом "Mein Rasend Herz", предваренный 12 сентября пятитрековым макси-синглом "Horizont". На этих работах In Extremo обещают возвратиться от от малость примодненного звучания альбома "Sieben" (2003) к монументальному хэви-фолку своих ранних работ. О важной роли подобной музыки в современном мире с одним из основателей группы, мультиинструменталистом, скрывающимся под псевдонимом Д-р Паймонт (Dr. Pymonte), как раз и беседовал наш автор.

In_Extremo_2005_PR

PLAY:
В 90-е годы In Extremo стали одними из первопроходцев "средневекового металла". Каким образом вы нашли эту почти идеальную комбинацию средневековой мелодики, тяжелых электрогитар и экзотических музыкальных инструментов, таких как волынки?

Д-р Паймонт: Спасибо за комплемент, но на самом деле подобный материал – вовсе не наше изобретение. Если быть точным, то первыми додумались комбинировать современную рок-музыку и средневековую мелодику наши соотечествнники из группы Ougenweyde, записавшие несколько очень интересных альбомов еще в 70-е. У нас же все получилось по-другому – сперва мы не замышляли такого синтеза стилей. Изначально In Extremo были чисто акустическим составом – мы исполняли аутентичную средневековую музыку на старинных инструментах вроде волынок и бычьих пузырей на всяческих костюмированных сборищах поклонников той эпохи. Однако наш гитарист Дас Летце Айнхорн параллельно играл в рок-группе Noah, и вот однажды мы собрались вместе с музыкантами его состава в пивной и обсудили возможность объединить наши усилия, дабы создать новый стиль рок-музыки. После первых же репетиций в 1996-м мы решили, что находимся на верном пути – так мы и стали "хэви-группой с волынками". Затем мы на собственные деньги записали и выпустили сингл, благодаря которому получили контракт с серьезной фирмой грамзаписи. Однако в течение следующих двух лет мы продолжали выступать под именем In Extremo и со старой акустической программой. Но со временем наш рок-проект становился все более и более успешным, и об акустике было забыто окончательно.

PLAY: Сейчас "средневековый металл" стал изрядным трендом европейской рок-сцены. Хорошо ли это?

ДП: Да мне, в общем-то, все равно – ведь каждый новый музыкальный стиль усердно копируется многими музыкантами. Но в любом случае остается жить лишь действительно хорошая музыка, не так ли?

PLAY: Что ты думаешь по поводу знаменитой мысли Ричи Блэкмора о том, что бродячие средневековые оркестры были прототипами современных рок-групп?

ДП: Мне трудно судить об идеях Ричи Блэкмора прежде всего потому, что мне не очень нравится то, чем он занимается. Он исполняет песни, превращающие его в мeнестреля былых времен, мы же стараемся комбинировать в своем творчестве различные музыкальные стили. Думаю, что в этом отношении мы схожи с такими группами, как канадцы The Tea Party или шведы Garmana.

PLAY: Существует ли связь творчества In Extremo не только со средневековой музыкой, но и со всей средневековой культурой?

ДП: Мы, конечно, хотим быть своего рода современными мeнестрелями, но для нас не так уж важно строго придерживаться музыкальных или стихотворных традиций средневековья – нам куда интереснее адаптировать эти традиции к современным реалиям. И к тому же, мы считаем свою музыку развлекательной!

PLAY: Некоторые критики описывают музыку In Extremo как "песни давно исчезнувшей и забытой цивилизации". Если это так, то в какой цивилизации могли бы появиться ваши песни?

ДП: Честно скажу – не знаю. Мы-то сами в те времена не жили!

PLAY: Не кажется ли тебе, что творчество In Extremo ориентировано исключительно на европейскую аудиторию и оттого воспринимается американской, скажем, публикой как чистая экзотика?

ДП: Верно, мы – группа весьма экзотическая, но не только для американских слушателей. Да, мы все – европейцы со своей долгой историей, однако только на двух первых CD мы работали исключительно с европейской музыкой былых времен. Сейчас мы пытаемся вводить в свой материал все больше и больше элементов музыки разных народов мира – на новом альбоме присутствуют отчетливые влияния как арабской музыки, так и музыки стран Юго-Восточной Азии. Впрочем, еще раньше мы играли еврейские народные песни…

PLAY: Последние альбомы In Extremo демонстрируют некоторый уклон в более современный звук за счет использования электронных инструментов…

ДП: Главная причина такого изменения звучания группы – замена гитариста в 2000 году, причем наш новый музыкант оказался очень активно вовлечен в процесс создания новых песен. Однако мы используем не так уж много электроники – исключительно фоновые сэмплы, и все!

PLAY: Не кажется ли тебе, что для группы стилистики In Extremo концертное шоу так же важно, как и сама музыка?

ДП: Надеюсь, что на концерте наши сценические костюмы и пиротехника вовсе не перевешивают музыкальную составляющую группы. И если нам приходится путешествовать на большие расстояния, тем более самолетом, мы просто не в состоянии увезти с собой все свои сценические конструкции – но, по счастью, публика любит нас в первую очередь именно за музыку. Однако наше шоу всегда останется важной частью того, что именуется группой In Extremo.

Profile

говорит
vs_baronin
vs_baronin

Latest Month

January 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner